У ОКНА

Врата в церковь открываются тяжело. Нужно ли их открывать?
Врата в церковь открываются тяжело. Нужно ли их открывать?

Идут охотники по снегу, перед трактиром горит костёр, но никого нет внутри, никто не нальёт вина. Деревья черны, как известняк, вывернутый наизнанку…

Представился Брейгель, хотя всего лишь глядишь из окна – в 21 веке, в Москве.

Снег лёг в конце ноября, вокруг зачехлённых им машин возятся хозяева, и отдалённо слышен шум и скрежет дворницких лопат.

Цепочки следов тянутся, ничего не объясняя, ибо пути так банальны, что нечего и объяснять.

Вспомнилось – в Таллинне, в детстве входил в церковь Оливисте – с отцом, конечно, ибо не в том был возрасте, чтобы путешествовать один.

Дверь, а скорее врата, открывалась тяжело, и синеватые волны скамеек точно покачивались над неизвестной бездной…

Церковь была пуста – как гипотетический трактир с картины Брейгеля, и её таинственность отсекала от действительной жизни, хотя и сам старый Таллинн противоречил ей – пёстрой, советской.

Бог – вечная мука человечества.

Ничего не проверишь, ни в чём не убедишься.

Падая в слепую веру, пружинишь в пустоту, обратно, понимая, насколько не сможешь разобраться в теории абиогенеза, или астрофизике.

И, тем не менее, ощущение – видит некто, ведёт, хоть и мучая постоянно, присутствует с детства.

Часто человеку, которому необходима скрипка, дают логарифмическую линейку, и он вертит её в руке, не зная, что с ней делать, а потом привыкает к своему положенью – кривому, нелепому, смиряется с ним.

Смирение – как жить с миром в душе - приемлемо, но как согбенная шея потерпевшего сплошное пораженье – постыдно.

Врата в церковь открываются тяжело. Нужно ли их открывать?

Обходишь огромные, хребтообразные соборы, обходишь, любуясь их внешней оснасткой, углубляешься в переулки, таща мешок мУки, раз не получилось мукИ, ища в себе нечто, чего, вероятно, и нет.

А сейчас – просто стоишь у окна ранним ноябрьским утром, глядя на снег – мечтая о такой белизне: вот бы наполнила жизнь! следя за тем, как медленно гаснут янтарные и медовые окошки, вспоминая брейгелевских охотников.

Александр Балтин


Коментарии

Наталья Краснодар Прогноз мрачный у Еммануила, будем надеяться, что не сбудется. Но вообще, конечно, "Аллах Ахбар - и точка" - это более внятно. доступно. Никакой троичности, не о чем и голову ломать. Хотя вот еврейский Бог тоже один, а заморочек там хватает. К тому же,как видите, автор заморачивается так же абиогенезом и астрофизикой. Так что без проблем в любом случае не обойдётся. Поэтому на вопрос автора "Нужно ли открывать врата?" ответим советом: "Не нужно. С абиогенезом всё равно не разберётесь никогда ((( "

Еммануил ПротоСколково Тяжело дверь в Церковь открывается ? В мечеть , зато , легко! Там вопросов не задают, в душу не лезут. Там всё по-другому, там всё не так. Церковь веками заставляла людей изумляться учением о Святой Троице, все ковырялись у себя в мозгах, пытаясь понять, как это так, что есть Отец, Сын и Святой Дух и нет матери. И вот, наконец, ответ найден: Аллах Акбар. И точка. И скоро кресты полетят на пожухлую траву таллинских дворов, на почерневших ветвях повиснут мокрые листы Библии... Ау, где вы, толерантные и мультикультурные?! Ах да, голос муэдзина дребезжит на алебарде Старого Тоомаса, вечер, пятница, намаз...

Добавить Ваш комментарий


Loading...

Вам будет интересно: