Лифт не раб.

Мы с Наташкой и все, все, все...
Мы с Наташкой и все, все, все...

Я уже нажала на кнопку своего этажа, как вдруг кто-то загрохотал за спиной и, раздирая двери лифта, ввалился, больно размазав меня по стенке. Ужас обуял меня мгновенно, в голове пронеслись сюжеты из криминальной хроники: Маньяк!!!» И я завизжала изо всех сил. Маньяк шарахнулся в сторону. Лифт дернулся и затих. Я почувствовала, что ничего не стесняет мою свободу, и открыла один глаз. В противоположном углу лифта, распластавшись по стене, стоял незнакомый и вполне приличный мужчина и смотрел на меня испуганными глазами.

- Разве можно так кричать?! – пробормотал он, вытирая испарину со лба.

- А зачем вы на меня напали? – взвизгнула я.

- Я??? – изумленно вскричал мужчина.

- Хотя да, извините! Я спешил, чтобы лифт не уехал и зацепился за что-то. Вы не ушиблись?

Я успокоилась, сообразив, что мне ничего не угрожает, и стала с интересом рассматривать своего визави: «А он ничего, вполне! Наташке бы понравился».

- А почему мы стоим? Я немного попрыгала на полу. Лифт ответил легким покачиванием и миганием света. Мужчина подошел к кнопкам и стал нажимать все подряд, надеясь вызвать лифтера. Подойдя ближе, все еще с опаской, я стала давать ценные указания.

- Нет, не сюда! Вот эту!! – я нажала кнопку, лифт скрипнул, и погас свет. Это мне решительно не понравилось.

- Это вы во всем виноваты!! Если вы не вваливались так в лифт, он бы не сломался! – наседала я на своего спутника.

- Если бы не визжали, как пожарная сирена и реактивный самолет на взлете одновременно, лифт бы выдержал точно! – не остался в долгу он.

- Если бы вы не налетели на меня как маньяк какой-то, то я бы не визжала – повысила я голос.

- Давайте не будем ругаться? – устало сказал мужчина: - Меня Сергеем зовут, а вас?

- Лена… - почему-то кротким голосом ответила я.

Сергей достал мобильник и стал куда-то названивать.

- Да, не успеваю! В лифте застрял! Ничего смешного!! Не знаю, не знаю… Ты угадала, именно с девушкой!! Да, красивая!! Все, хватит, потом позвоню – это то, что слышала я, а уж что ему наговорила невидимая собеседница, оставалось только догадываться.

- А когда это вы разглядели, что я красивая? – этот вопрос вдруг стал меня заботить.

- С чего вы взяли, что я вас вообще разглядывал?

- Ну, вы же сказали…

- Мало ли что я говорил!

Я обиженно замолчала. Ой! Надо позвонить Наташке – она наверняка дома. Схватив телефон, я быстро описала ситуацию Наташке, и уже через пять минут в двери лифта кто-то отчаянно забарабанил.

- Ленка!!! Ты тут?

- Интересно, куда бы я делась из запертого лифта?!

- Девушка, пожалуйста, вызовите ремонтников! А то «вызов» не отвечает!

- Ой! – Наташка оживилась – А вы кто? Ленка, с кем это ты там?? А он симпатичный??

- Вытащи меня отсюда – сама увидишь! – мрачно ответила я.

Описывать сидение в лифте я не стану. Если кто-то когда-то застревал в наших лифтах, знают все: и жуткий запах, и долгое ожидание, которое в нашем случае скрашивалось Наташкиными ехидными замечаниями и вялой перепалкой с Сергеем, и приходом ремонтников, которые не стеснялись в выражениях, словно их заставляли делать чужую работу.

Короче, часа через полтора нас, наконец, выпустили, наградив вслед замечаниями, что нынче народ совсем обнаглел – парочками в лифте запираются. Я, проклиная себя, плелась по лестнице наверх, давая уже в который раз себе самой страшную клятву ходить только пешком, а Наташка щебетала с Сергеем, зазывая его в гости на чашечку кофе. Что удивительно, он согласился.

Я курила у окна, не слишком прислушиваясь к оживленному разговору Наташки и Сергея – кажется, они понравились друг другу. Ну да, она же решила снова выйти замуж, но это полбеды – она захотела выдать замуж и меня. Собственно, замужем я была, целых полтора года, причем по горячей любви. Правда, любви хватило ненадолго, а вот холостяцкие привычки моего мужа оказались прочнее всех других чувств. Пока мы жили у Виктора, он всячески пресекал любую мою попытку что-то изменить в его доме – даже переложить вещи с места на место, мягко, но, настойчиво доказывая, что он так привык, что ему так удобно. А на мои слова, что это неудобно мне, мило просил: «Дорогая, но тебе же проще привыкнуть!»

Потом я не выдержала, и мы переехали жить ко мне. Но Виктор и тут настойчиво следовал заведенному порядку, причем во всем: в еде, в режиме дня, в привычках, отстаивая с жаром каждую мелочь. Мы стали ссориться все чаще, а потом он сказал, что так больше не может, что его бесит моя безалаберность и бесхозяйственность. Он хочет, чтобы в доме был порядок и уют, а от меня уюта меньше, чем от Грига. Григ – это такой замечательный пес, золотистый ретривер. Вот Григ смотрел на меня с тоской, когда его уводили из моего дома уже навсегда. С ним мы сразу нашли общий язык и взаимопонимание.

- Конечно, пойдем! – с чем-то соглашалась Наташка. Я прислушалась.

- Тогда в восемь мы заедем за вами, договорились?

- Куда это вы собрались? – не выдержала я.

- Не вы, а мы! Сергей приглашает нас вечером в ресторан.

- Но я не…. – Наташка тут же перебила меня

- Значит в восемь! Мы будем готовы! До вечера! – доносилось уже из прихожей.

- Почему ты все за меня решаешь?! – мое возмущение обрушилось на Наташку, но с ней, как с гуся вода.

- Потому, что ты сама не в состоянии решить ничего путного! Ты забыла, что нам замуж выходить надо?! Мы же это решили! Так что перестань прикидываться пряником, а лучше давай думать, что мы наденем вечером!

Еще со школы я не могла возражать Наташке. Вернее возражать-то я могла, только она меня все равно не слышала. Ну да ладно, ресторан, так ресторан. К тому же, я сто лет нигде не была. А что надеть? И мы с Наташкой уставились на шкаф…

(Продолжение следует)

Лена Синичкина


Коментарии

валерия Крайгород а дальще?

Добавить Ваш комментарий


Loading...

Вам будет интересно: