проблемы общения


Про энергетических вампиров или у каждого своя правда

У моей подруги при всех ее достоинствах есть качество, которое меня периодически вводит в транс. И, хотя мы знакомы с ней с детства, и всю жизнь дружим, я так и не сумела привыкнуть к тому, что она – «всегда права». И пусть бы оно так и было, если бы подруга не старалась свою эту правоту сделать единственно возможной точкой зрения всех окружающих.

Каждый раз, когда мы с ней встречаемся, большая часть нашего общения проходит в ее рассказах, как она учила продавцов правильно торговать, приемщика из химчистки – вежливости, кондуктора в автобусе – продавать билет и пр. Подруга учит всех – начальство, родственников, посторонних людей, и, конечно, больше всего достается мужу. Дети уже выросли и живут отдельно, так что бедный супруг принимает основной удар на себя. Несмотря на то, что он очень спокойный, даже флегматичный человек, но все же временами начинает «бегать по стенкам, роняя тяжелые предметы».

И ведь все она делает исключительно с добрыми намерениями, желая, чтобы было хорошо, правильно, как она себе это представляет. Допустить, что другие люди имеют свои собственные представления о том, как правильно, она просто не может. Периодически подруга начинает учить и меня. Я, зная ее с детства, отношусь спокойно и слушаю вполуха, хотя и меня это часто напрягает, тогда я просто обрываю ее, и сообщаю, что, когда мне понадобится ее совет или мнение, я обязательно спрошу.


А что люди скажут или как не зависеть от чужого мнения

Была с подругой в магазине, она меряет платье, и я вижу, что ей очень нравится. Но она спрашивает меня:

- Ну, как тебе?

- Не очень… - отвечаю и внимательно слежу за ее реакцией. Подруга погрустнела, сняла платье и понесла его обратно. Я ее останавливаю и говорю:


Как ты относишься к себе?

Как-то давно я обратила внимание, что коллеги-мужчины к моей подруге относятся совсем не так, как ко мне. Я сейчас объясню, в чем разница. Я всегда позиционировала себя, как грамотного и толкового специалиста, а, чтобы избежать сплетен, намеков на служебные романы и прочие пакости, которые подстерегают в смешанном коллективе, держалась всегда независимо и сохраняя дистанцию. Вот и сложилось со временем, что меня стали воспринимать, как сильную женщину, совершенно не нуждающуюся в помощи, поддержке, заботе.

Более того, это у меня можно попросить помощи, защиты перед начальством. Это меня можно задержать после работы допоздна, а потом не беспокоиться, как я доберусь до дома. Даже на день рождения и 8 марта мне дарят какие-то… «полезные подарки», бесполые, словно я и не женщина совсем, а так, коллега и все тут.

А моя подруга, человек ничуть не менее сильный, чем я, и уж, тем более, не беспомощный, сумела себя подать, как существо нежное, неприспособленное к жизни, нуждающееся в опеке и заботе. Но я знаю ее не один десяток лет и понимаю, что это у нее просто такой способ жить – перекладывая свои дела и проблемы на окружающих.


На ошибках учатся?

«Зеркало отражает верно; оно не ошибается, ибо не думает. Думать - почти всегда значит - ошибаться». – Так писал Пауло Коэльо. Это высказывание можно понять как утверждение, что ошибаются все люди, и невозможно прожить жизнь, не совершив ни единой ошибки.

Чаще всего получается, что самые серьезные ошибки в жизни мы совершаем из-за сложившихся стереотипов, издержек воспитания, неуверенности в себе и зависимости от чужого мнения. Так, чувствуя себя несчастными в браке, многие продолжают тянуть лямку постылого супружества, боясь осуждения близких, одиночества или того, что не смогут воспитать ребенка самостоятельно.

Рискнуть сменить ненавистную работу, люди боятся, опасаясь лишиться источника существования или же от страха, что ничего не получится на другой работе. Да и вообще, менять жизнь так трудно, и не всегда хватает сил даже представить себе это, не говоря уже о том, чтобы совершить такой серьезный поступок.


Месть или всепрощение?

Говорят, что месть – это возвращенная боль. Нам делают больно, и мы, в ответ, вынашиваем планы и причиняем боль своему обидчику. И не всегда ответный удар мы соизмеряем с нанесенной обидой. Чаще нам хочется причинить еще большую боль, чем испытываем мы сами.

Вынашивая месть, мы надеемся, что, отомстив, своя боль ослабнет, нам станет легче, и жизнь снова будет радостной и полной надежд на лучшее. Но, сознательно причиняя кому-то боль, мы сами становимся жестокими, злыми, и фактически полностью разрываем отношения с обидчиком без возможности их восстановления. А если наша осуществленная месть превосходит причиненное нам зло, то обидчик вправе ответить тем же. И это замкнутый круг, в котором только растет количество боли и сделанного друг другу зла.

Даже если мы, обдумав все и рассудив, отказываемся от мести, случается так, что мы все равно стремимся причинить неудобства, огорчения своему обидчику, пусть неосознанно, пусть не специально. Мы пользуемся случаем, иногда действуем через кого-то. Только наша обида не уменьшается, а копится, и спокойствие не наступает все равно.