Моральный дискурс

Поэзия
Поэзия

РОМАНЫ


Я Чичикова убеждал Направить мощные усилья, Что на аферы направлял, На благо будущей России. Что посмеялся он – и пусть. Я видел старую Россию, Я видел – и томила грусть: Печальны родники родные. И шёл с Раскольниковым я По чёрной лестнице угольной, Как по изломам бытия – На боль шёл, как на колокольню. И карамазовский раздрай Познал я собственной душою. И то, что невозможен рай Качалось звоном надо мною. Войны и мира я дворец, Робея, посещал бывало. Явь объясняющий мудрец Смущал всезнанием немало. С Обломовым поговорить Уютно можно и приятно. Как он хотелось бы пожить? Дня три, а далее – отвратно. Секреты есть у Соборян, Что миру нынешнему вряд ли Важны – и в том его изъян: В цене у нас бардак и враки. Романы эти – вертикаль, К ней прикасаясь – будешь выше. Я жил, в потьму срываясь – жаль, Спасибо книгам, что я выжил.


ГОРОД ПОЭТОВ


Вот город поэтов, он желчью облит, И завистью злобной мерцает. Зачем же сосед мой – поэт – не убит? Зачем снова вирши слагает? «Я» каждое больно раздуто вот тут, Амбициями столь раздуто, Что вряд ли стихи золотые взойдут… Однако, проходит минута – И всходят, и даже сияют стихи… Потом – алкогольное море. И каверзы против других, и грехи - Страшнее сурового горя. Такой вырос город, был раньше квартал – «на почве болотной и зыбкой». И всё же закат упоительно ал, И вряд ли рассвет дан ошибкой.

* * *


Смертельный вирус потребленья Моральный модуль подточил. А я – я без обогащенья Жизнь прожил. Я её любил. Она меня учила – больно. Помятый я, полуседой. Боюсь, я прожил не достойно, Но потреблять – конёк не мой.


НЕПРАВИЛЬНО ПОСТРОИЛ

(Стихотворение в прозе)

Ладони архиепископа были тверды – память о прошлых годах и нынешнем усердии, - и, налегая на вёсла, он вспенивал воду, будто взрывал её, чувствуя, как душа закипает нехорошим, не добрым… Слух витал, слух сетью накрыл сознанье его – на острове живут три святых, живут вне церкви – благостные, излучающие свет, и плывут к острову многие, многие…

     Вот он – архиепископ – ступил на траву и увидал – под деревьями, в тени, сидели они – худые, с препоясанными чреслами, улыбающиеся.

     Шёл к ним – высокий, худощавый, львиногривый, - шёл, чтобы закипеть речью, речью сложной, пестреющей богословской терминологией, и говорил долго, ветвисто, пышно, и слушали его, улыбаясь… На вопрос, знаете ли хоть какую молитву, он получил отрицательный ответ, и медленно, с концентрацией на каждом слове прочёл им Отче Наш, после чего – со смутной душой, едва ль ощущая удовлетворение – сел в лодку и поплыл. – Подожди, - услышал за спиной. – Мы позабыли слова – Он обернулся, и, пронзённый, увидел, как они – легко и просто – бегут по воде. – Вам не нужно, - ответствовал тогда, понимая, как неправильно, неправильно построил свою жизнь…

    

Александр Балтин


Коментарии

Добавить Ваш комментарий


Loading...

Вам будет интересно: