Заблудившаяся душа (письма в редакцию)

Насколько причудливо складываются человеческие судьбы, иногда даже трудно представить.
Насколько причудливо складываются человеческие судьбы, иногда даже трудно представить.

Насколько причудливо складываются человеческие судьбы, иногда даже трудно представить. Временами от вывертов жизни замолкает даже самая буйная фантазия. С молодой женщиной, о которой пойдет речь, мы переписывались почти два месяца, и вот недавно она разрешила опубликовать фрагменты нашей переписки в журнале. Валерии (имя изменено) 24 года, родилась она в маленьком провинциальном городе, а училась и сейчас живет и работает в Киеве.

В нестандартной ситуации, в которой она оказалась волею судьбы, трудно что-то советовать, да и вряд ли это нужно. Непонятно даже, как можно помочь. Но, когда люди пишут письма, рассказывая о наболевшем, это вовсе не означает, что они ожидают четких инструкций или рецептов человеческого счастья, некого указателя со словами - «выход из тупика». Бывает, что просто хочется освободить душу от груза, выпустить на свободу свои сомнения и переживания и, таким образом, увидеть их, как бы, со стороны.

«…Мои родители всегда хотели иметь сына, особенно отец. Когда я родилась, (мне бабушка рассказывала), папа очень расстроился, но потом смирился. Больше детей у мамы не было – осложнения после родов и какие-то болезни».

Такое часто случается. Сама наблюдала в роддоме, когда «счастливый папаша», подкрепившись горячительным, кричал под окнами, что девку в дом жена может не приносить, потому что он сына ждал, и она ему обещала. Что при этом чувствует свежеиспеченная мамочка, вполне понятно. Но вот что чувствует едва родившийся человечек, оказавшийся нежеланным с первых минут своей жизни?

«… Назвали меня, почти как мальчишку – Валерой. Причем так и звали всегда – не Лерой, а Валеркой. Отец относился ко мне, как к сыну, а временами сожалел вслух: «Эх, почему ты не мальчишка?!» Я любила отца и очень старалась, чтобы он был мной доволен: дралась, гоняла в футбол, помогала ему в гараже, долго отказывалась надевать платья и юбки и дружила, в основном, с мальчишками. Хотя у меня и подружка была - мы жили в одном подъезде и учились в одном классе. Я ее всегда защищала, сколько себя помню.

В книгах о воспитании детей психологи часто указывают на серьезные ошибки родителей. Недопустимо воспитывать девочку, как мальчика, и наоборот. Да, ожидая ребенка, некоторые родители уже его себе представляют, заранее уверены в том, что это будет желанный мальчик или девочка, наделяют его какими-то качествами, определяют, как будут себя с ним вести в дальнейшем. Мамы иногда так явственно видят, как они заплетают косички будущей дочке, как наряжают ее в красивые платьица, а отцы мечтают о наследнике, о совместной рыбалке или походах на футбол. Родив ребенка другого пола, чем они ожидали, родители продолжают упорно реализовывать свою мечту: завязывают бантики мальчику, наряжают его в платьица до тех пор, пока сам ребенок не начинает сопротивляться, или же в это не начинают вмешиваться окружающие. Чем это обернется для ребенка, родителей не интересует, а это нередко становится трагедией.

«…Честно говоря, я никаких проблем в детстве не имела. В школе меня не трогали, потому что я умела хорошо драться, занималась каратэ, всегда защищала свою подружку, дралась с мальчишками на равных. Отец еще говорил, что я умею постоять за себя, и хвалил меня, а мама только всплескивала руками. Мальчишки относились ко мне всегда, как к пацану, а других девочек приглашали на свидания, писали им записки – ну вы знаете, как в детстве ухаживают. Первый раз я испугалась самой себя, когда на выпускном вечере, мы танцевали с подружкой, потом выпили шампанского, и мне вдруг так захотелось ее поцеловать и обнять, потрогать. Желание было такое сильное, и я чувствовала, что это ненормальное, испугалась. Я убежала домой, и долго потом не могла с ней встречаться. А со временем я заметила, что мне нравятся девушки, причем нравятся очень, как-то ненормально, ну не как подруги, не по-женски что ли. Парни не вызывали у меня никакого интереса, были просто друзьями, и когда один из них стал за мной ухаживать и однажды решился поцеловать, я испытала жуткое отвращение».

«Детство как-то резко кончилось, поговорить о том, что я чувствую, мне было не с кем. Понимая, что со мной что-то не так, я и боялась этого и пыталась понять, и страдала, не зная, как жить дальше. Хорошо помню, что мне было страшно, и я себя уродом чувствовала. Потом я стала читать все, что попадалось, по этой теме. Так я узнала, кто такие транссексуалы».

Транссексуалы – это люди, постоянно или периодически, но достаточно длительными периодами испытывающие неудовлетворенность, недовольство своим физическим полом, своим телом (его половыми органами и половыми признаками) и навязанной обществом гендерной социальной ролью. Такой дискомфорт называют гендерной дисфорией. Это люди, чувствующие, осознающие и ощущающие себя принадлежащими к другому социальному полу, стремящиеся утвердиться в обществе, в семье, на работе, в учебном коллективе в роли своего психического (ощущаемого ими самими), а не физического или паспортного пола. И, в частности (но не обязательно) транссексуалы стремятся для этого изменить внешность, половые признаки и социальный, паспортный пол – так определяют понятие транссексуализма словари и соответствующая литература.

«Потом я поступила в институт, уехала из своего маленького городка и поняла, что я не одна такая. Стала учиться, освоила Интернет, много чего оттуда узнала, у меня появились друзья, такие же, как и я. Они мне помогли не сойти с ума, хотя с ними общаться тяжело - постоянно копаешься в самой себе или в чужих проблемах А с нормальными людьми о своих проблемах не поговоришь – они жалеют, а сами косятся брезгливо. Но я же не виновата!»

Жить стало легче, потому что появилась цель – смена пола. Стоит это ужасно дорого, но я уже сама работаю и еще стараюсь подработать всюду, где можно. Не могу же я попросить денег у родителей?! Я вообще не знаю, как можно им сказать обо всем этом».

Вообще трудно себе представить, что чувствует человек, готовящийся отказаться от прежней, уже не такой короткой жизни, от тех людей, с кем рос и общался. Начинать новую жизнь с чистого листа в полном одиночестве, без тех, кто поможет и поддержит - нужно иметь очень много сил и желания. Страшный выбор – страдать от дисфории или обречь себя на страдания от одиночества и непонимания.

«Полгода назад я в Интернете познакомилась с Таней. Теперь у меня есть цель – хочу сделать операцию по смене пола. Я ее люблю. Она не знает обо мне всего, но я обязательно расскажу и верю, что она меня поймет и будет ждать, когда я смогу быть тем, что есть на самом деле».

«Меня мучает, что я не рассказала о себе всей правды Тане. Получается, что я ее обманываю. Но вдруг она меня не поймет или испугается? У меня уже есть почти вся сумма на операцию и последующую реабилитацию...»

Многие транссексуалы делают операции по смене пола, чтобы максимально соответствовать своему самоощущению и мировоззрению, чтобы быть самим собой, чтобы общество (семья, вуз, рабочий коллектив, соседи, люди на улице и просто кто угодно) воспринимало в нужном поле, а не в том, в котором человек родился. Чтобы избавиться от дискомфорта, вызываемого чуждым телом, чуждыми половыми органами и половыми признаками. На операции решаются не все из транссексуалов, и не все получают разрешение. Но во многих ситуациях операция является единственным выходом, обеспечивающим транссексуалу не только избавление от психологического дискомфорта и депрессий, но и просто физическое выживание. Во многих случаях транссексуальности, сопровождаемых сильной гендерной дисфорией, единственным альтернативным операции выходом для человека видится суицид.

«Я родителей ни в чем не обвиняю. До сих пор и специалисты абсолютно точно не могут сказать, почему так случается. Может это нарушения на генетическом уровне, может еще что. Я иногда думаю, что моя мужская душа заблудилась и по ошибке оказалась не в том теле…»

«Когда я думаю об операции, о том, что будет после, становится страшно, потому что понимаю – я потеряю все, чем жила до сих пор, а что будет дальше – непонятно еще. Страшно, когда тебе уже много лет, есть родные, друзья, какая-то жизнь. И тут все это нужно бросить и начать с нуля».

«…Вы много пишете о том, что в Интернете люди выдают себя не за того, кем являются на самом деле. А, может быть, это для них способ пожить той жизнью, которой требует все их существо? Я всегда представлялась мужчиной и не считаю, что я кого-то обманула. Интернет – мир условный, и такие, как я, имеют там право на существование».

Трудно понять, как человек выдает себя за другого, еще труднее понять, как можно жить не своей жизнью. Но, видимо, существуют вещи, которые нужно принимать такими, какие они есть. Письма Валерии были разные: в одних сквозила радостная надежда на лучшее, в других – отчаяние и боль. Заблудившаяся душа… Может быть она найдет свое место?

Ирина Кобзева


Коментарии

женщина Крайгород Дай Бог вам сил и понимания других.

july Крайгород Операция в данном случае навряд ли поможет. насколько я понимаю, речь идет не о генетическом транссексуализме, а о психогенном, т.е. неприятие своей гендерной роли. И потом, дисфория (опять же насколько я в курсе) - это упадок настроения. А речь идет, очевидно, о дисморфофобии (неприятии собственного тела). Здесь нужна серьезная работа с писхологом, а лучше - психотерапевтом. Причем очно. Операция не спасет, потому что проблема не в отсутствии неких органов, а в неприятии себя. Девочку, скорее всего, никто не любил. Но такое бывает и в других случаях. Не тот пол - частность. Счастья Вам.

Добавить Ваш комментарий


Loading...

Вам будет интересно: