"Цветочек Аленький"

Семейные отношения: измена жены
Семейные отношения: измена жены

- Идиотка! Бестолочь!! - начальник рвал на себе остатки волос. - Вы - чудовище!! - ткнул он пальцем в сторону Варвары.

- Что?! - колыхнулся зеленый балахон. - Да я для тебя... на тебя…

- Не вы, не вы, - поспешно отрекся шеф. - А та особа, что стоит за вашей спиной. Ну же, Елена Анатольевна, смелее, выходите из укрытия. Что-то не замечал ранее в вас такой робости.

С этими словами он вплотную приблизился ко мне. Хваленая стройность, которая лет через пять превратится в старческую дряблость (спортом ведь мы себя не балуем), волосики игривым пушком еле прикрывают проплешину. Фу, и как Варвара может с ним спать?! Все это промелькнуло в моей голове и, очевидно, ярко отразилось на лице, потому что в следующую секунду заложило уши. «Во-о-он!!!» - полетело мне в лицо, и я ушла, оплеванная в прямом смысле этого слова.

Уходила я с работы, с бывшей уже работы, с сознанием полной профнепригодности. Ведь по сути, Репка имел полное право на меня орать. И выгнать тоже. Хотя, я совершенно случайно, без всякого злого умысла залезла в его компьютер. Просто мне, чисто по-женски, стало любопытно чем занят наш руководитель, пока мы крапаем отчеты, составляем сводки и бегаем, высунув языки, по поручению его истеричной супруги двадцать раз на день в аптеку за новым успокоительным для их собачки.

Когда в очередной раз, шеф ушел выслушивать наставления жены в коридор (стесняясь, некоторым образом, своих подчиненных), я нырнула за его стол и ахнула, хотя и не особо удивилась: порносайт, клуб знакомств, садо-мазо никого уже не вводят в краску.

- И давно вы это практикуете? - следовало ожидать, но все равно неприятно быть застигнутой врасплох. Репка Геннадий Николаевич смотрел сверху вниз на меня, как на некое жизненное недоразумение... Черт побери! Это всего лишь женская любознательность, не более. А попробуй, докажи! Ну стерла еще с перепугу пару каких-то важных документов, но ведь не со зла. По неосторожности.

Дома меня ждал не только муж, дочь-первоклассница, но и милейшая свекровь, любимой фразой которой является: «Я так и знала!» подходящая, кстати, на все случаи жизни. Каждый раз, когда Дашка простывала, она безапелляционно заявляла:

- Я так и знала, что этим закончится ваша вылазка на природу в прошлые выходные!

- Мама, - пытался урезонить ее муж, - но была чудесная погода.

- Отнюдь! Дул северный ветер, и я предупреждала твою жену, но она ведь женщина самостоятельная и независимая. Ей плевать на чужое мнение! - заводилась свекровь.

- Мама, ну какая ты нам чужая, ты нам самая родная, - муж пытался обнять ее, но запал злобы не прошел, я не реагировала, поэтому удовлетворения моя родственница не чувствовала.

- Когда вы купите ребенку нормальный стол? - не успокаивалась она. - У нее будет сколиоз! И, довольная собой, уходила.

Мое безграничное терпение пару раз находило выход в разбитых тарелках и стаканах, брошенных в закрывшуюся за свекровью входную дверь, но не помогало. Теперь, когда меня уволили с работы, я черепашьим шагом плелась домой, зная, что свекровь забрала Дашку с продленки, и мое появление в неурочный час вызовет массу недоумения. И Димке надо будет все объяснить.

«Аленький!» - услышала я и обмерла. Так меня называл только один человек. Тот, из-за которого я сходила с ума, которого я ненавидела всей душой за нерешительность, трусость, за слабый характер и мягкотелость. И любила. Бог мой, как любила! Никого и ничего вокруг не видела. Все мысли только о нем. Все мечты связаны с ним. Любила безумно, безудержно, неистово. Сколько сил пришлось приложить моей лучшей подруге, чтобы вытащить из того депрессняка в который я, как в ступор, вошла после разрыва с ним.

Аутотренинг «ты у себя одна», новые знакомства, ничего не помогало. Ника, пережившая нечто подобное, но несколько раньше, уверенно заявляла: «Любой роман длится от силы год-два... затем наступает спад. Ты более эмоциональна и, к тому же, я уезжала и выпустила тебя из виду. Была бы я в городе, поверь, подобное не произошло бы!»

Я согласно кивала, а сама вновь и вновь прокручивала наш последний разговор.

- Пойми, - говорил он, проводя рукой по моей голой спине, - наших отношений нет будущего!

- Есть! - твердо отвечала я, прижимаясь к нему всем телом, - тебе стоит только захотеть.

- Ты - сумасшедшая! - он целовал меня, а я понимала, вот оно - счастье, здесь с этим мужчиной, и другого я не хочу.

- Ты замужем, не забыла?

- Я тебя люблю…

- А я женат…

- Я безумно тебя люблю… останься до утра! - муж был в командировке, а его жена привыкла к поздним возвращениям. Он молча оделся, поцеловал меня.

- У тебя изумительно красивые глаза... - и ушел. Как оказалось, навсегда.

Прошло два года... и вдруг: «Аленький…» Сердце предательски стукнуло. Я прислушалась к себе с тихой тоской. Неужели не забыла? Я боялась обернуться. «Привет...» - я замолчала. В ушах шумело. По-моему я оглохла. Как я когда-то жаждала этой встречи. Как я билась в истерике, пытаясь связаться с ним, а он отключал телефон, даже не удосуживаясь услышать, что я хочу ему сказать. Собираясь на работу, мысленно вела с ним диалог, в котором всегда выглядела остроумной, веселой, независимой и совершенно равнодушной. Как я хоть выгляжу сейчас?!

«Ты замечательно выглядишь, - он смотрел на меня с нежностью от которой у меня обрывалось сердце, - и все твои мысли, как всегда, у тебя на лице». «Овца!» -обругала бы меня сейчас Ника и была бы абсолютно права. Еще пять минут и я превращусь в лужицу из под мороженого.

- Можно я тебя поцелую? - он был рядом, но я его не видела. Не только оглохла, но и ослепла. Это диагноз. Первое свидание началось с этого же - я никак не могла прийти в себя.

- Где ты был все это время? - хотя хотелось крикнуть: как ты мог жить без меня?! Ведь были же «мы»?!

- Ты очень вкусно пахнешь... Ты всегда мне это говорил... и никогда не отвечал на мои вопросы…

Мы стояли на лестнице в подземный переход, с каждой секундой все ближе и ближе пододвигаясь друг к другу. Его рука коснулась моей и по телу прошла горячая волна.

- Мне жарко... - прошептала я еле слышно.

- Мне тоже... - и в ту же секунду улетела в бесконечность.

- Что мы делаем…- слышала я его голос откуда-то издалека. Я была уже в его объятиях, я опять была предательницей своего мужа, своей дочки…

- Мамулечка! Родненькая! Дороголюбовная! – Дашка бросилась мне на шею уже в прихожей. – Какая ты огненная!

- Да, Алька, ты вся горишь и глаза блестят, - чмокнув меня в щеку, встревожено проговорил муж. - Давай раздевайся быстренько, я сейчас тебе ванну организую!

- А я всегда говорила, что Елена слишком легкомысленно одевается, - донесся из комнаты голос свекрови, - все эти короткие курточки и кепочки непременно ведут к простуде. Ходить с голым пупком на работу! Это же срам, не говоря о прочих заболеваниях.

Наверное, впервые за столько лет, я была рада присутствию свекрови, ее ворчанию.

- Вечер добрый, Галина Ивановна! Та удивленно посмотрела на меня. От ее проницательного взгляда мне всегда делалось не по себе. Да, это вам не Димка с Дашкой, такую на мякине не проведешь. «Сканер – сказала как-то Ника, - она у вас в разведке случайно не работала? Очень профессионально ведет допрос, ну, в смысле беседу. А как посмотрит! Все выложишь. Даже если чего и не знал. В общем, Штирлиц отдыхает».

- Что-то ты сегодня рано. – Она продолжала пристально наблюдать за мной.

- Да вот, температура поднялась. Осень. Грипп. Начальство побоялось, что выведу других сотрудников из рабочего состояния, вот и отправило меня домой. – Очень убедительно врала я, потому что и впрямь чувствовала себя не лучшим образом.

- О сотрудниках печешься, а о том, что родного ребенка можешь заразить не подумала? – ехидно спросила свекровь.

- Дима, я забираю Дашеньку с собой! – крикнула она и, обернувшись ко мне, желчно добавила. - Сегодня пятница. До понедельника думаю выздороветь успеешь. – и, поднявшись, она ушла в детскую, откуда через минуту донеслось.

- Ну, конечно, ни одной чистой пижамки у нас нет. Ну да, мама же у нас очень занята! И колготки некогда ребенку зашить… Я понимала, что реплики хоть и касаются меня, но ответа не требуют. В другое время я бы пошла бить посуду, но сейчас…

Попрощавшись на скорую руку с хныкающей Дашкой (свекровь не разрешила ее целовать, видно действительно испугалась заразы), я залезла в ванну, сделав попытку разобраться в своих растрепанных чувствах и с ужасом поняла – ничего не прошло… сидело где-то глубоко внутри, свернувшись клубком. А увидела его - и клубок этот, развернувшись, впился когтями прямо в сердце… и нет опять меня… растворилась в нем… дура-а-а…

- Дура! – кричала Ника. Она пришла в ярость, хорошо помня чем для меня это закончилось в свое время.

- Даже не вздумай встречаться с ним! Ты забыла, как он тогда поступил с тобой?! Малодушный сукин сын! Мерзавец! Да ты должна была ему по морде надавать, послать, а лучше пройти и не заметить, типа «кто здесь?»

Она села напротив меня и более спокойно спросила: «Как ты?» Я пожала плечами. Умом я понимала, что у этой истории продолжения быть не должно, и надо поставить окончательную точку. И ни в коем случае не встречаться! Все наши встречи всегда заканчивались одинаково. И самая первая, и самая последняя.

Тот год был не самым удачным для нашей семьи. Димка получил повышение и практически не бывал дома. Репка загрузил работой по самую маковку и я, едва чмокнув спящую Дашку, валилась без задних ног. Только спустя пару месяцев стала замечать за своим супругом кое-какие странности. Поздние приходы стали закономерностью. Появились какие-то новые друзья и подруги, любительницы излить душу и поплакаться в жилетку. И почему-то именно Димке!? Хотя это, как раз, не удивляло. Он, как никто другой из мужиков, понимал и жалел всех баб. Любил давать им советы, наливая дежурную рюмочку и объясняя, что она делала не так…

Все это, конечно, очень мило, но я каждый вечер коротала в одиночестве. А также праздники и выходные. Скажите, на кой мне тогда этот муж сдался, если я наблюдаю его от силы часов шесть и то в горизонтальном положении, носом к стенке?! Естественно начались упреки, слезы и даже истерики. Мне было жалко себя, молодую и интересную, запертую в четырех стенах с ребенком, коротающая, как старушка, вечер наедине с телевизором, тогда как благоверный…!! Я закипала, накручивала себя, и когда в районе полуночи в замке поворачивался ключ, была во всеоружии.

Масло в костер подливала и свекровь, утверждая, что только женщина виновата в том, что мужчину не тянет домой. Тут я просто зеленела, и мою природную деликатность и такт уносило ураганом.

- Кто бы говорил?! – орала я шепотом, боясь разбудить дочку. – От вас, если не ошибаюсь, три мужа сбежало?

- Неправда, одного я выгнала сама. – гордо отвечала свекровь.

- А двое других летели без оглядки! – торжественно заключала я.

- О! Как я их понимаю! Интересно, а как вы их женили на себе? – брови свекрови ползли вверх, но меня уже было не остановить.

- А-а-а, можете не говорить! Вы им что-то подливали в чай? Или ходили к ворожке? Дайте мне телефончик, может при случае воспользуюсь.

- Елена, ты становишься шизофреничкой! – и, поджав губы, свекровь удалялась.

Проблема, как утверждал муж, не стоила и ломаного гроша.

- Не устраивай бурю в стакане воды, - увещевал меня он, сидя на кухне. – я что, гуляю? Изменяю тебе? Я работаю, как проклятый, ну… иногда заходим выпить грамм по сто, но пойми, даже сидя в баре мы решаем кое-какие вопросы.

- А с бабами какие ты вопросы решаешь? – еле сдерживаясь, чтобы не закричать спросила я.

- Какие бабы? Опять ты о своем. Была жена Олега, перепила немного, плакала горько.

- А ты, сердобольный пожалел! – моя нога уже ходила ходуном под столом.

- Ну, ты же знаешь ситуацию у них в семье.

- Не знаю и знать не хочу!

- Двое детей. У нее ни работы, ни специальности толковой, - продолжал Дима, пропустив мимо ушей мой выпад. – а тут Олег к другой уходить собрался.

- А ты-то тут при чем?! – заорала я злым голосом. – Ты понимаешь, что тратишь на нее сейчас больше времени и внимания, чем на меня и дочку?!

- Не говори ерунды, - отмахнулся Димка. – мне кроме вас никто не нужен. А ее просто жалко.

- А меня? Меня тебе не жалко?! – я заплакала. – Нигде не бываю, ничего не вижу. Толку, что живу в столице, хоть в Урюпинске - один черт: работа-дом.

- Ну так сходи куда-нибудь… - сказал муж устало и поднялся, показывая тем самым, что разговор закончен.

- Одна?! – я размазывала слезы по лицу. – Опять одна?!

- Заведи любовника! – и ушел спать.

- Я от него уйду! – сообщила я Нике за обедом.

- Так и подавиться недолго, - она смотрела на меня с нескрываемой жалостью – Родная моя, ты совсем не знаешь жизни!..

- Ха..

- Я имела в виду семейной жизни во всей ее красе. И если уходить от такого, как Димка… - она на секунду задумалась. – то только в дурдом! – и приступила к салату. – Закусывайте, дама, закусывайте! Пить будем вечером, я тебя поведу в одно замечательное местечко. Что-то ты захандрила! При желании можешь взять купальник, для особо разгорячившихся есть бассейн.

- С водой?

- В шампанском купают за отдельную плату, но это не есть проблема, только захоти!

- Аля, нам надо серьезно поговорить! – свет бил прямо в глаза, пол под ногами покачивался, хотелось присесть, но тогда внутри поднимался протест в виде ужина, разбавленный коньяком. – Ты в состоянии меня выслушать? – громкий голос раздражал, и я отмахнулась, приложив палец к губам.

- Тс-с-с-с, тихо! Дашку разбудишь. – и стала стаскивать с себя сапоги.

- Дашка у мамы. Ты на часы смотрела? – грозно спросил муж. – Где ты была?

- У Репки юбилей! – радостно возвестила я. – представляешь, сорок пять, почти баба.. ха-ха.. ягодка опять. Ждал высшее руководство с поздравлениями, а оно его продинамило! Так он одну рюмку за другой за свое здоровье… ик, извините. Два литра без закуски - не слабый мужик! – я наклонилась поставить сапоги на полку, и меня сильно качнуло.

- У тебя совесть есть?

- Я что не имею права поздравить начальство?! – обиженно спросила я.

- Твои гулянки продолжаются уже месяц!

- А твои полгода. – парировала я.

- Ты не забыла, что у тебя есть дочь?

- А ты? Мы посмотрели друг на друга.

- Надо что-то кардинально менять. – сказал Дима усталым голосом.

- Ты предлагаешь развестись?

- Как у тебя все просто… Ты эгоистка, каких еще свет не видывал. Надо же хоть немного думать о других.

- О ком это? О тебе?

- Обо мне ты никогда не думала, не стоит и начинать. Подумай хоть о дочке. – и он ушел, хлопнув дверью в спальню.

Мне стало обидно. Я аж задохнулась от негодования. Я ни о ком, кроме себя не думаю?! Значит мужик возвращается под утро через раз - это нормально, это в порядке вещей, а женщине сразу клеймо на лоб – гулящая, ребенком не занимается, дом забросила! Все это на следующий день я выложила Нике. Та, как ни странно, не поддержала мою гневную тираду в защиту женщин.

- Мне кажется, вам стоит съездить куда-нибудь вдвоем, - она внимательно посмотрела на меня, - по старым памятным местам, поездка-перемирие…

(Продолжение следует)

Анна


Коментарии

Добавить Ваш комментарий


Loading...

Вам будет интересно: