одиночество


Когда уходит любимый... Как себя вести

И вот это случилось. Настал тот самый миг, когда он ушел, а вы остались одна. Наедине со своим горем, мыслями о нем, любимом, разрывающимся от боли сердцем, с ощущением того, что жизнь закончилась.

Он вам сказал, что разлюбил, что не хочет больше жить с вами, что уходит к другой женщине. Вы все ждете, что он вернется, позвонит, а этого не происходит. Вы начинаете строить планы на возможное возвращение мужчины в свой дом. Вы хотите его вернуть обратно.

Не принимайте решений сразу после того, как за ним закрылась дверь. Для начала, как говорится, «с бедой нужно переночевать», то есть взять тайм-аут, чтобы хорошенько все обдумать, взвесить все «за» и «против».


Последний шанс выйти замуж...

Если вы за сорок лет своей жизни все-таки не расстались с желанием удачно выйти замуж, то это означает, что вы – оптимистка, то есть принадлежите к той категории людей, которые реально делают мир намного лучше. И не слушайте тех, кто говорит вам о каком-то «последнем шансе»! Не имеет значения, были ли вы уже замужем, или нет, потому что никто еще не изобрел по-настоящему «работающего» рецепта счастья. И никто еще не вывел время, когда счастье возможно, а когда – нет.

Конечно, найти мужа после сорока – задача не простая, здесь много подводных камней, и даже айсбергов. Но, поверьте, у молодежи проблем с этим ничуть не меньше, просто в каждом периоде свои особенности. Свои правила игры, так сказать.

Правила первое: выбрось из головы, что этот шанс – последний.


Последний шанс выйти замуж... Продолжение

Правило четвертое: не используй женские хитрости, которые подходят только молодым девушкам.

Никогда и никому не нравятся женщины бальзаковского возраста, которые ведут себя, как 18-летние милашки. Женщина, которой за сорок, в мини-юбке, с глубоким декольте, с килограммом грима на лице выглядит жалко. Всем вокруг абсолютно очевидно, что дамочка в активном поиске, и боится упустить последний шанс. И ничего кроме жалости и легкой брезгливости такие дамочки не вызывают у окружающих. Обычно мужчины подхватывают таких с одной целью – поматросить и бросить. Просто пользуются ситуацией.

Точно также неприятно слушать зрелую женщину, общающуюся в стиле женщины-вамп: страстные взгляды, нарочитые прикосновения, и прочее, вовсе не делают даму сексуальной, но вызывают еле сдерживаемый смех. Между прочим, по мнению мужчин такое поведение только подчеркивает зрелый возраст дамы, переводя ее в категорию «старой маразматички». Сюсюканье и попытки вести себя, как «кошечка» - эффект тот же.


Исповедь женщины «бальзаковского возраста»

Когда мне стукнуло 42, со мной случился тот самый кризис среднего возраста, о котором так любят говорить психологи. Честно скажу - не самый лучший период моей жизни. Развелась десять лет назад, да так и не смогла найти замену мужу. Дочь выросла, живет своей жизнью, хотя и пока что в моем доме.

Все мои друзья-приятели – люди семейные, и я среди них, как белая ворона. Родственники… А что родственники? Смотрят на меня сочувственно, и хотя бы раз в неделю повторяют, как заклинание, что неплохо было бы мне мужика найти. Ну и работа. Здесь, к счастью, все неплохо, потому что работу свою я люблю, и она меня тоже, судя по зарплате.

Только вот работа внутреннюю пустоту никак не может заполнить. Тогда, в 42 года на меня неожиданно навалилось острое и пронзительное понимание того, что самое интересное в моей жизни уже случилось. Я вдруг ясно и четко поняла, что впереди меня ждет только то, что уже сейчас есть в моей жизни. Что все оставшиеся мне годы жизни будут похожи, и каждый новый день будет похож на прошедший. Все эти дни будут одинаково пусты, а я буду лихорадочно заполнять их хоть чем-нибудь, чтобы отвлечься от тотальной безысходности и бессмысленности своего существования.


Исповедь женщины «бальзаковского возраста». Продолжение

Наверное, главная моя проблема – это умение думать и анализировать. Если бы меньше думала, то, наверное, и не заметила, что я в семье моей дочери далеко не главный человек. Но, к сожалению, я умею видеть, понимать и делать выводы, поэтому очень скоро увидела и поняла, что у меня в семье дочери – исключительно вспомогательная роль. Я – страховка от бытовых трудностей, помощник по их преодолению. Но помощник, который не должен выражать свои желания, высказывать свое мнение, давать советы и демонстрировать самостоятельность другими известными способами.

Вдруг оказалось, что мои обязанности бабушки рассматриваются, как безусловные, и сомнениям не подвергаются. Я должна, и если вдруг не могу выполнить этот долг из-за того, что, к примеру, болит голова, то встречаюсь с волной недоумения, от которой так и несет упреком.

Вот интересно, я так же относилась к своей матери? Скорее всего, да. Боже, и как она это терпела?! Хотя, я знаю, как: надо терпеть, если не хочешь, чтобы у тебя забрали смысл оставшейся жизни, потому что, как ни крути, ты любишь свою дочь и просто боготворишь внука. И вообще, у тебя кроме этого нет ничего.