развод


Жизнь после развода: взыскание алиментов

Русские сказки обычно заканчиваются веселой свадьбой. А в жизни все только начинается. И как сложится семейная жизнь счастливых молодоженов, не знает никто.

Случается, к сожалению и так, что спустя некоторое время после отшумевшей свадьбы следует развод, раздел имущества и решение вопроса о содержании детей. Чаще всего дети остаются с матерью, и встает вопрос о взыскании с отца ребенка алиментов – денег на содержание.

Если отец – человек порядочный и совестливый, то он не оставит без средств своих детей, да и жену не заставит проходить унизительную процедуру взыскания алиментов. И еще все упрощается, если у отца официальное место работы - в государственной организации или в компании, где только «белая» зарплата, жесткая бухгалтерия и алименты отчисляются автоматически.


Почему женщины боятся развода?

Испокон века доля русской женщины была тяжелой. Но и в наше время ей тоже не легко. Достаточно обратиться к статистике, которая утверждает, что, дожив до сорока лет, женщины часто остаются одинокими, так как, встретив новую любовь, муж уходит к другой, более молодой женщине.

Не будем кривить душой, признаем, что жизнь мужчин в нашей стране тоже нелегка. В молодости поджидают их опасности: криминал, «горячие точки», наркотики. Позже - стрессы, заботы, проблемы, ответственность – все это наносит непоправимый вред их здоровью. Доживает свой век русская женщина, за редким исключением, одна. И сидят на лавочках одни старушки, старичков среди них почти нет.

Боясь остаться одинокой, женщина прощает мужчине многое: побои, унижения, оскорбления, терпит алкоголика или домашнего тирана. Жизнь с пьяным человеком равносильна жизни в сумасшедшем доме. Но если алкоголиков еще пытаются лечить, то от домашних тиранов нужно уходить, уползать сразу же, не надеяться на изменения к лучшему. Не надейтесь, он никогда не изменится.


Ревность

- Кто бы это мог быть? - промелькнуло в ее голове.

Настойчивый, нетерпеливый стук повторился. Быстро набросив халат, она поспешила к входной двери, посмотрела в глазок. За дверью стоял муж. Его разгневанное лицо не предвещало ничего хорошего.

Переступив порог, он быстро открыл дверцы шкафа, заглянул под кровать. К своему сожалению ничего криминального не обнаружил. Повернувшись к ней, и пристально глядя в глаза, строго спросил:


Кризис среднего возраста или муж-оборотень?

Раньше я так не думала, а вот теперь понимаю, что измена была бы в какой-то степени лучше для меня, чем беспричинный уход в себя мужа, с которым мы прожили почти двадцать пять лет. В измене все же все понятно – у него появилась бы другая женщина.

Да и мне было бы как-то психологически проще, легче что ли, возложить всю вину за разрушенную семью на него. Я ведь все эти годы не только не изменяла ему, но даже и не подумала о другом мужчине. И вовсе не потому, что я такая высоконравственная, мне просто никто, кроме мужа, нужен не был. Была бы конкретная боль, обида, ревность, но все со временем утихло бы наверняка, ведь так у всех бывает.

А теперь, в ситуации, в которой я оказалась, самое главное, что меня мучит – непонимание. Я не понимаю человека, с которым прожила столько лет, человека, которого, казалось бы, знала до последней родинки на теле, до самых закутков его души. И не просто знала, а любила и уважала, всегда считала ответственным, порядочным, заботливым, любящим и ценящим и меня, и детей, и семейный уют – все, что во все времена было принято называть супружеским счастьем.


Скатертью дорожка!

Наконец я осталась одна! Вы не подумайте – я вполне нормальный человек, которому хочется любви, понимания и всего такого. И, тем не менее, после развода с мужем я почувствовала облегчение. Но к этому состоянию я шла долгие почти два года. Именно столько времени прошло с того дня, как я обнаружила, что у мужа есть любовница. Правда, своими глазами тогда я этого не видела, а он отрицал все наотрез, да так рьяно, что, казалось, даже пытки не заставят его признаться и сказать правду.

Ругались мы, ругались, но, не пойман – не вор, в конце концов, помирились и зажили, почти, как прежде. Только я была все время настороже, и когда в следующий раз заподозрила неладное, ничего не стала говорить, а решила проследить, чтобы поймать «на месте преступления».

Или сыщик из меня никакой, или муж – такой конспиратор, что Штирлиц позавидует, только исчез он в каком-то закоулке, и сколько я ни ждала, не появился. Более того, когда я домой вернулась, он невинно сидел на кухне и удивлялся, что я, на ночь глядя, гулять отправилась.