Ваш ребенок: каким он вырастет?

Воспитание ребенка
Воспитание ребенка

Как часто мы сетуем, что мир вокруг нас жесток и безжалостен. Одно из самых замечательных человеческих качеств – это чуткость, отзывчивость, способность сопереживать, сочувствовать и понимать переживания других людей, внимательно и бережно относиться к ним, помогать, заботиться о них. Безусловно, это понимают все, и каждая мать хочет вырастить своего ребенка именно таким. Когда же начинать, как воспитывать эти качества в детях?

Каждый будущий новорожденным, еще находясь в утробе матери, уже обладает всем необходимым для того, чтобы из него можно было вырастить человека чуткого и отзывчивого. Еще в старину люди знали, что в утробный период своего развития будущий человек чрезвычайно чувствителен ко всяким воздействиям. Даже в семьях с суровым бытом «молодуху в тягости» по мере возможности старались освободить от изнурительного труда, от подъема тяжестей. Мало того, ее баловали «гостинчиками», подарками и угощением, чтобы была весела, чтобы радовалась.

В семьях других сословий, где нередким гостем были книги и картинки, молодой беременной женщине рекомендовалось читать «спокойные и добрые» книги, подолгу и пристально рассматривать красивые картинки. Если будущая мать была в какой-то степени музыкантшей, ей советовали исключить из своего репертуара шумные, чрезмерно трудные для исполнения и слуха пьесы.

Уже к полугодовалому возрасту младенцу доступно обладание всей системой основных эмоций. Эмоции ребенка — это главное звено его общения с окружающими, его контакта со средой на более высоком уровне, чем контакт физический. И если мы мечтаем об отзывчивости, о чуткости наших будущих детей, об их интуитивности, о глубине чувств, нужно позаботиться об этом задолго до их рождения.

Чуткость основана на чувствительности соответствующих образований в коре головного мозга, на достаточной их утонченности и разнообразии этих внутренних «голосов» (чтобы было чему откликаться). Если использовать сравнение с музыкальным инструментом, внутренних «струн» должно быть много, разных по звучанию и легко откликающихся на соответствующий им тон извне.

Для развития здоровой чуткости необходимо исключить нервозность и раздражительность будущей матери, травмы и вредности — как физические, так и психические. И не только кто-то в общении с ней должен оберегать ее от всевозможных «ударов». Сама она должна тоже позаботиться о своей эмоциональной дисциплине.

С первых недель беременности изменения в физическом состоянии должны быть сигналом для работы сознания матери. Отношение к будущему ребенку как к живой кукле, оптимизм беспечности («нам все нипочем» и «море по колено») столь же мало способствуют развитию основы будущего психологического богатства, как и раздражительность и капризность. Тоскливое и удрученное состояние беременной лишает будущего ребенка необходимой психической выносливости. Поэтому, она должна постоянно контролировать свое состояние — и физическое, и психическое и готовиться не только к уходу за будущим малышом, но и к общению с ним.

Даже тон, каким разговаривает будущая мать с другими людьми, следует соотносить с присутствием ребенка «под сердцем». Он чрезвычайно чувствителен ко всем эмоциональным оттенкам, ко всем движениям души, реализованным в звуке голоса матери. Поэтому очень полезно петь для будущего младенца, разучивая колыбельные песни и песенки для маленьких, петь мелодичные, напевные, благозвучные песни и непременно народные.

При выборе музыки для прослушивания нужно учесть, что будущему малышу вредна шумная музыка. Особенно вредно, если будущая мать привыкла слушать такую музыку часто и долго, при усиленной громкости. Мягкие, негромкие, мелодичные звуки музыки и материнского голоса — вот что полезно малышу! Всем существом настроившись на то, чтобы передать красоту зримого и слышимого, мать действительно формирует в еще не родившемся ребенке чувствительность, «многострунность».

Младенцам вообще присуща очень высокая степень врожденной чувствительности ко всем эмоциональным проявлениям людей, находящихся рядом. Медсестры и нянечки родильных домов не раз замечали, что малютки по-разному ведут себя даже в молчаливом присутствии людей, различающихся нервно-психической конституцией: при одном человеке все новорожденные спокойны, при другом — чуть ли не хором начинают плакать. Они чувствительны и к взгляду, направленному на них. Пристальный взгляд в спинку трехнедельного младенца, положенного на бок, может вызвать напряженное покряхтывание, беспокойное движение — это и при добрых чувствах и полном спокойствии того, кто смотрит!

Когда младенец уже может фиксировать взгляд и следить им, присмотритесь, как скоро он начинает реагировать на различия в мимике и взгляде, а еще раньше — на различия в интонациях! Обращенные к нему ласковые интонации в сочетании с ласковым выражением лица взрослого вызывают радостное «гуканье». Посерьезнеет лицо взрослого — серьезнеет и младенец. Он может заплакать при виде плачущего лица.

К шестимесячному возрасту (иногда и раньше) малыш уже обладает всей системой основных эмоций. И, несмотря на такое обещающее начало, часто вырастает вполне равнодушный человек с очень скудным набором эмоций и с недоразвитой или извращенной системой чувств. Предпосылки к этому могут быть обнаружены тоже очень рано.

Вот одна зарисовка с натуры. С тех пор как элегантные детские коляски распространились повсеместно, мамаши отвыкли носить ребенка на руках. И теперь об их характере можно судить не по тому, как та или иная мама несет своего ребенка, а как держит и катит коляску. В скверике молодая мамаша остановилась и склонилась над коляской. Через несколько мгновений малыш был поставлен на ножки, одной рукой мать придерживала его, а другой что-то делала в коляске.

Удивительным было то, что ловкие движения матери не стали мягче в прикосновениях к ребенку. Выражение ее лица, холодно-отодвигающее, тоже не потеплело. И никаких слов не было сказано ребенку. И он не радовался, не плакал, не кряхтел и не хныкал. Безо всякого определенного выражения, непроницаемо смотрел он вокруг себя. Как же обращалась с ним мать, что в ребенке уже был испорчен тот самый «аппарат», который обеспечивает чуткую откликаемость, потому что откликаться-то ему не на что! Ребенок уже одет в ледяную корку бесконтактности!

Чтобы состоялся человек, способный к непосредственной эмоциональной откликаемости, с младенцем нужно беседовать. Играть с малышом, как с живой игрушкой, забавлять его, лишь бы не плакал - мало! И так же недостаточно — сводить общение с малышом только к ласке. С ним нужно разговаривать и серьезно, приглашать его чем-то полюбоваться, удивиться и порадоваться, к чему-то прислушаться, кого-то пожалеть.

Пусть он слышит не только интонации ободрения и одобрения, но и укоризны, сигналы запрета и призывы к усилию. Пусть с младенчества ему будут знакомы разные ритмы стихов и старинные народные песни. Печальных песен избегать не надо. Слушание пения и негромкой музыки (и легкой, и серьезной) развивает у ребенка способность улавливать разнообразные оттенки эмоциональных состояний людей и сопереживать им.

Однако в некоторых современных семьях врожденная чувствительность ребенка искусственно притупляется чрезмерным ограничением доступа многих звуков: при нем говорят только шепотом, ходят только на цыпочках, до пяти-шести лет укачивают на руках... А позднее жалуются на бессердечие ребенка, на его взрывчатость, нетерпимость, эгоизм, чрезмерную требовательность и эмоциональную холодность своего чада.

Не меньше вреда приносит и противоположная тенденция:- «Пусть привыкает!» — и с первых месяцев врожденная младенческая чуткость разрушается действием сверхсильных для ребенка раздражителей: старшие говорят слишком несдержанными голосами, кричат, слишком часто и долго держат включенными всевозможные источники музыкального шума.

Сверхсильным и потому разрушающим раздражителем являются скандалы между родителями. Эмоциональная напряженность атмосферы скандала создает болезнетворный фон, на котором выкрики взрослых оглушают ребенка. Так вместо чуткости развивается нервозность. А если еще начинают кричать и на самого малыша (за то, что он плачет, не спит, потому что ему плохо), трясут его и даже шлепают — такого маленького и беспомощного, этим нарушают его чувство безопасности рядом со старшим и искажают дальнейшее развитие чуткости.

Требовательность интонаций взрослых должна выражаться в спокойной твердости, но не в крике. Отзывчивость не разовьется в условиях грубости и равнодушия. Не разовьет ее и ласковость, направленная исключительно на ребенка.

Внимательность подрастающего ребенка — сначала к членам семьи, а затем и к другим людям — не возникнет сама собой. Для этого нужно обращать его внимание на то, что есть вокруг, учить его уходу за растениями и животными, бережному отношению ко всему живому, учить внимательной предупредительности по отношению к старшим и особенно — к старикам. Как можно раньше следует научить ребенка делиться лакомствами — и с взрослыми, и с другими детьми.

Рождение младшего братишки или сестренки может быть толчком к развитию либо заботливости, или напротив, чувства отверженности и эгоизма. И это тоже зависит от родителей. Если все внимание и ласку отдают новому младенцу, противопоставляя его старшему ребенку, которого отодвигают, это вызывает у него чувство лишения, зависть и ревность. Нужно вместе с ним заботиться о малыше, вместе любить его. Соучастие в заботе, в уходе и помощи формирует готовность прийти на помощь и умение оказать ее.

Привлечение детей всех возрастов к практической помощи родителям, а также больным и старым (родным и чужим), обучение их оказанию этой помощи развивает внимание к нуждам старших, добросердечие, терпимость и чуткость. Не следует материально награждать и захваливать детей за их ласку, за их внимательность, заботу и помощь. Достаточно спокойных слов одобрения - ребенок должен привыкнуть считать такое поведение нормой.

Часто ли дети слышат от своих родителей вопрос: как дела у твоего товарища, подруги? Почему он (она) у тебя не бывает? Разумеется, чаще они слышат

«А этому чего здесь надо? Нечего ему здесь делать!», «Ты еще похуже подружку не могла себе выбрать? Не водись с ней!» Часто ли мы рассказываем детям о наших делах, о нашей работе и о людях, об их достоинствах? Часто ли беседуем с ними уважительно, как с друзьями, советуемся?

Мы требуем от наших детей, чтобы они стали нам помощниками и друзьями, но не заражаем их дружеским отношением. А ведь в его основе — уважение к личности!

Дети необычайно чутко чувствуют уважительное отношение к себе и сразу же на него реагируют. Такое отношение укрепляет чувство собственного достоинства ребенка и делает для него неприемлемым недостойное поведение, предрасполагает его к сотрудничеству со старшим.

Не лишая детей детства, «солнечной поры», можно сделать его первым кругом жизни деятельной, осмысленной и человечной. Но до тех пор, пока родители не научатся сами видеть в ребенке своего друга, трудно ожидать от него чуткости и отзывчивости.

разместил(а)  Филимонова Дарья


Коментарии

Евгения Крайгород Спасибо автору за статью! Всегда на уровне интуиции понимала, что ребёнок должен чувствовать себя младшим другом по отношению к родителям,но пока ни в одной из знакомых семей такого не встречала.Что же,приложу все усилия для того,чтобы у нас было именно так!

Добавить Ваш комментарий


Loading...

Вам будет интересно: