Ангел-хранитель для моего ребенка

Все мы прикладываем грандиозные внутренние усилия, чтобы не дать страхам за детей выйти на поверхность.
Все мы прикладываем грандиозные внутренние усилия, чтобы не дать страхам за детей выйти на поверхность.

Говорят, что страх за ребёнка рождается вместе с ребёнком. Это так, и это – на уровне инстинкта, ничего не поделаешь. Хотя, очень хочется как-то это изменить…

Когда моя дочь была совсем маленькой, я боялась маньяков и педофилов, несчастных случаев, смертельных болезней. Когда она стала подростком-«тусовщиком», появился другой страх: яркая, красочная фантазия, в которой среди ночи раздается телефонный звонок, и я узнаю, что с моей малышкой случилось что-то ужасное. Знаю, я не одинока в этих страхах, они знакомы всем родителям.

Все мы прикладываем грандиозные внутренние усилия, чтобы не дать страхам за детей выйти на поверхность.

И все мы прикладываем грандиозные внутренние усилия, чтобы не дать этим страхам выйти на поверхность. Ну, как объяснить этот вечный персональный ад своему ребенку, которому нужно познавать мир, и нарабатывать собственный опыт? Ведь любую попытку уберечь его ребенок всегда воспринимает, как посягательство на свою свободу.

Воплощение кошмаров

И однажды ночью это случилось… Телефонный звонок. На другом конце провода – голос дочери: «Мама, я в аварию попала… Я в больнице…»

Кошмар стал явью тогда, когда уже казалось, что одержана победа над страхами, что доверяешь дочери ее собственную судьбу, и понимаешь, как нужен ей свой собственный жизненный опыт. Удар под дых… Чистый нокаут…

Все мы прикладываем грандиозные внутренние усилия, чтобы не дать страхам за детей выйти на поверхность.

Сначала кажется, что ничего особенного, и можно подождать до утра. Ведь ты слышала ее голос, она в руках врачей, а, значит, все обошлось. Но потом понимаешь, что это всего лишь реакция мозга на шок. Отрицание. Нежелание принять реальность. И вот тогда накатывает… Что? Непонятно. Как во сне, настоящем кошмарном сне, когда сознание ясное, чистое, но вот мозг, а с ним и все тело, совершенно не могут повиноваться этому чистому и ясному сознанию. Я лихорадочно собираюсь, вызываю такси, и еду…

«Подарок» судьбы: проезжаем мимо места аварии, искорёженная машина, груда металлолома, гаишники. Я не знаю этой машины, но почему-то уверена, что ЭТО было именно здесь. У дочери нет машины, ее должен был отвезти домой приятель. Наверное, именно так работает «подсказчиком» материнское сердце.

Вид машины, которая точно не подлежит восстановлению, вводит в шок. Полчаса до больницы – самые страшные в моей жизни. И когда я ворвалась в палату, увидела помятую, но все же живую, мою малышку…

Все мы прикладываем грандиозные внутренние усилия, чтобы не дать страхам за детей выйти на поверхность.

Заложники любви

Я потом долго думала о тех мамах, которые вот так же, как и я, поднятые с постели своим самым страшным кошмаром, проходили по этому ужасу до конца. Конца всего, присыпанного холмиком сырой земли под вульгарно-цветастыми венками… Мне повезло. Потому что моей малышке повезло.

Остается открытым вопрос: как теперь спать по ночам? Или запереть мою малышку дома, ходить за ней повсюду, стать навязчивым ангелом-хранителем, который связывает по рукам и ногам только для того, чтобы сохранить её жизнь? Возможно ли это вообще – доверить своему ребенку его собственную жизнь?

Продолжение следует

Валентина Галич


Коментарии

Добавить Ваш комментарий


Loading...

Вам будет интересно: