другие авторы


Мамины записки

Я и мой сын сидели у кухонного стола. На красных пластмассовых табуретках с дырочкой посерединке. Дырочки были сделаны для того, чтобы табуретку было удобно носить одной рукой с места на место. Но мысли напрашивались неподходящие, особенно когда на табуретку усаживалась какая-нибудь из крупных соседок или наш немаленький дядя Ваня.

А кот Фокс давно и твердо решил, что эти отверстия предназначены для запускания в них когтистой лапы – очень забавно гости (а он их смертно не любил) взвивались с табуретки, а некоторые даже быстро уходили.… Ну, а с последующим веником Фокс Уильям Малдер давно был знаком (это немолодой и опытный кот) и знал, как просто спрятаться под диваном… На столе стояла банка сгущенки.

– Мама…(голос Ваньки звенел тревогой) Кто ее открывал? - В середине банки зияло рваное маленькое, совсем некруглое отверстие. Края махрились жуткими стальными зазубринами. Смотреть на банку было жутко. Из нее торчала вилка…


Трио

Про таких говорят: "не разлей вода". И в самом деле, эту неразлучную троицу и не представляли иначе: Гвоздев, Лисицкая, Камырин. Вместе на лекциях, вместе на дискотеках, в кино, на экзаменах. Все пять лет в институте только вместе. И вот за неделю до защиты диплома пропал Камырин. То есть, не исчез, не дематериализовался, а просто свалил из города. Все тогда сильно удивились. Кто-то говорил, что Камырин "сдулся, как шарик". Другие считали, что во всем виновата Инга Лисицкая. Но за неделю до защиты взять и самоустраниться... Никто этого не мог понять. Позднее, правда, выяснилось, что Камырин уехал (или сбежал?) не куда-нибудь, а в первопрестольную. Зачем? Конечно, в этом деле больше было вопросов, чем ответов.

Тем не менее, прошло некоторое время и вся эта история потихоньку подзабылась. Тем более, что дальше была свадьба. Инга Лисицкая стала Ингой Гвоздевой. Так бывает не только в плохом сериале, но и в обычной жизни. Все истории в ней, в жизни, повторяются в тех или иных вариациях. И уже, кажется, скучно и банально до оскомины. Но для каждого человека его история жизни - самая-самая главная история.

Однажды, холодным зимним вечером (это могла быть и душная летняя ночь), но, в нашем случае, это действительно было зимой. После утомительных новогодних праздников, на пороге квартиры Гвоздевых возник мужской силуэт, впрочем, не похожий на Деда Мороза, но все же с "горой подарков в рюкзаке". Лицо было трудно разглядеть. В подъезде как всегда не было света, а в коридоре горела тусклая лампочка. С деланным кавказским акцентом мужчина наконец-то спросил: "Санта-Клауса заказывали?" "Вить, кто там?" - донесся голос из комнаты. Виктор Сергеевич Гвоздев находился в некотором замешательстве. Что-то до боли знакомое уловил он в этом деланном акценте. Инга влетела в коридор и очумело уставилась в дверной проем.


СКАЗКА СТРАНСТВИЙ

(признание)

2007 г.