другие авторы


The heart of менеджер`s

Влюбиться в Машу Куперт просто, как дышать кислородом. Само собой получается, даже контролировать этот процесс не нужно. Три минуты разговора, две её улыбки, однажды уловленный чутким мужским носом чудесный запах, исходящий от Машиного тела – всё, клиент готов. Можешь, госпожа Куперт, записывать его в свою Книгу Побед над мужскими сердцами. Книги, разумеется, как таковой в природе не существует, да и не ведет Маша никакого учета – для нее один только мужчина существует на свете – Свеча.

Свеча – прозвище, а полностью этого молодого человека зовут Свешников Александр – он хорош собой, подтянут (О, спорт, ты – всё!), голубоглаз и работает менеджером средней руки в фирме «Дадди». Добрый малый, все-то у него друзья и приятели, кроме, пожалуй, трех-четырех угрюмых мужиков, которым он решительно не нравится. Да еще с десяток тайных завистников наберется и недоброжелателей. При встрече они улыбаются полыхающему открытыми белыми зубами Свече, здороваются за руку, но, отойдя от него на пару шагов, зло про себя чертыхаются.

Все-таки плохое это чувство – зависть. Впрочем, ну их, завистников – они не одну судьбу покалечили, и говорить лишний раз об этих ходячих недоразумениях не хочется. Мы – о любви. О той любви, что не искрой, и даже не пламенем, а потоком вулканической лавы хлынула на двух молодых людей – на Машу и Свечу.


Русалочка

Она слушала его монологи в ночи, опершись худенькой спиной о стену, поджав коленки к самой груди, а он, переходя с шепота едва ли не на крик, рассказывал ей то о далекой войне, то о детях, виденных им сегодня у пивного ларька, то о старом друге, безнадежно пьющем где-то в Рязани. Впервые перед нею был мужчина, который так страстно, так трепетно относился ко всему, чего касались его руки или видели его глаза. Необыкновенные руки и пронизывающие насквозь, невероятно яркие глаза.

Всего час с небольшим назад он так с ней занимался любовью, что ей казалось, будто она перерождается, будто вновь выходит на свет из материнской утробы. И потрясение от этих ощущений все еще нет-нет, да колотили ее тело в легких судорогах.

Его голос обволакивал ее, укрывал словно коконом, и ей не хотелось больше ничего – только бы слушать и слышать этот голос, впитывать интонации. Никто и никогда с ней раньше так не говорил – она слышала музыку его рассказов, все оттенки музыки, выраженной не инструментом, а лишь одними голосовыми связками.


Такой простой рецепт счастья...

В то утро Илье приснился чудный, необычный сон. Но это не улучшило его настроения. В последнее время он находился на грани отчаяния: «Нужно прекратить пить в одиночку. Так и спиться недолго...»

Пить по вечерам он стал недавно, поводом для этого невеселого занятия послужила его неожиданная импотенция.

- Почему это случилось именно со мной? Мне только тридцать, детей не успел завести, - и от этих мыслей рука сама потянулась к недопитой бутылке.


Музыка звучала…

В руках скрипача мелькнул смычок, и зазвучала чудесная музыка. Мелодия лилась широко и свободно, поднимая в душе чистую, ничем не омраченную радость. Она закрыла глаза. Воспоминания охватили ее. Одна за другой вставали картины недавнего прошлого.

Ей удалось одержать победу над сердцем возлюбленного. Сильное чувство переполняло ее. Счастливая, она не сомневалась, что это был ее звездный час. Будущее виделось прекрасным и безоблачным. Ей мечталось, что он предложит руку и сердце, и она с радостью примет его предложение.

Струнный ансамбль подхватил мелодию. Крещендо нарастало. Форте звучало мощно и величественно.


Жизнь в раю

Каждый вечер перед сном, лежа в роскошной постели под балдахином, они смотрели по телевизору боевики. Ему нравились такие фильмы. Вероятно, они напоминали события бурной молодости.

Она с ужасом думала, что сейчас наступит рекламная пауза, и он, повернувшись к ней, начнет очередное объяснение в любви. Эти заезженные, ничего не значащие слова она знала наизусть, он повторял их при каждом удобном случае.

- Как я люблю тебя, малышка. Мне так хорошо с тобой. Ты вернула меня к жизни. Я снова ощущаю себя молодым. Любовь моя, свет моих глаз…