Черные черновики

(Стихи)
(Стихи)

* * *

Что горсточка праха умеет любить -
Похоже на грешное чудо.
До инков волшебных мечтаю доплыть,
Понять - кто же я, и откуда...
Иль может пройти Византийской тропой,
Сияющей золотом смысла.
Не знаю - кто я, для чего я такой,
Зачем эти быстрые числа.
Иль я Вавилоном громоздким ходил,
Где так высоки зиккураты.
Я тысячи раз столь по-разному жил,
Мечты были вечно крылаты.
Что горсточка праха умеет любить -
Похоже на грешное чудо.
Лишь в смерть погружённый, сумею открыть
Кто я, и зачем, и откуда.


ЧЁРНЫЕ ЧЕРНОВИКИ

Изранены черновики,
Сочатся кровью переделок.
Сколь сильно вырастут стихи
Под ход столь монотонных стрелок?
Как доноры черновики, -
Чистовики питают кровью.
Коль измененья велики –
Работал истово, с любовью.
На слово слово наползёт,
Движение в мозгу скрежещет.
Умру – а стих мой поживёт,
Он будет поплотнее вещи.
Он – из полотнища зари
Кусочком вырезан – сияет.
И – все сомнения сотри –
Стих сущностный не умирает.


* * *

Да горят они, увы, горят
Рукописи, пепел серо-чёрный…
Жизнь сгорает, бурная, как ад,
Ибо в жизни был ты не проворный.
Может быть, в иных мирах следы
Остаются рукописей бывших...
Но из тех едва ль добыть воды
Жизни - для событий жалких, личных.
Рукописи – осознал – горят,
И огонь сей заполняет взгляд.


* * *

Шар дрожжевой гудит в сознанье,
Cтихами дрожжи ширят мозг.
В любви к реальности признанье
Хотел я сделать, но не смог.
Стихи настоль противоречат
Реальности кривой вокруг,
Что не хватает чувства речи,
Чтоб описать волшебный луг.
И всё же всходит, и гуденьем
Шар жить мешает дрожжевой.
Как будто сыт подземным пеньем
Ещё идущий я землёй.


* * *

С небесной грамотой не очень,
Коль в сердце углядел дыру,
Какая больше, нежли Сочи,
И страшно – вдруг сейчас умру.
Припомнишь только горстку праха,
Притом умевшую любить.
В плену, как у хазар, у страха
Любовью не умеем жить.
И как туман, границ не знаем
Предложенного бытия.
Что некто в небе ищет знаки,
Так этот некто буду я.
Я надоевшее - в одежде
Телесной – старая весьма.
Лучится небо очень нежно,
Кончается вокруг зима.


* * *

Лицо Нефертити тончайше
В действительность включено.
Кто данности нашей начальник
Сегодня? Постичь не дано.
Ацтеки приносят в жертву
Людей, снова льётся кровь.
Отдали бы должное жесту,
Что к нам приближает любовь.
Действительность. Пёстрая лента
Её, и мелькают огни.
Моя незначительна лепта,
Заметят ли оную дни?
Шар счастья куда улетает?
Воздушного как-то мне
С лет детских всегда не хватает.
В небесной легко глубине.


* * *

Мир за окном – и мир в тебе.
Два сколь различных это мира?
Сегодня сумрачно и сыро,
А мне вот также по судьбе.
Бороться с данностью? Зачем?
Коль по воде рукой ударишь,
То обтечёт, сильнее в семь
Иль в десять раз. Ты понимаешь.
Но явь, сокрытая в тебе
Весьма значительна по сути –
Златые зёрна и т. п.
Есть мысли, что подвижней ртути.
Сколь с миром ты соединён,
Столь есть особое начало
В душе.
А за окошком фон,
И он понятен мне так мало.


* * *

Цинк реки, сереющий весомо,
А другой - сквозное серебро.
Ради рек ты выйдешь ли из дома?
Путь – он не всегда сулит добро.
Золотистая вода речная
Засверкав церковною парчой,
Будто говорит: тебя я знаю,
И похожи в чём-то мы с тобой.
Да, похожи, ибо совершаем
Всею жизнью своеродный путь.
А сознанья понимаем краем
Сущность мира – золотую суть.

Александр Балтин
разместил(а)  Щербакова Татьяна


Коментарии

Добавить Ваш комментарий


Loading...

Вам будет интересно: