взрослые дети


И добрые советы не всегда кстати…

Ну, конечно же, ты лучше знаешь, как должна общаться твоя дочь с собственным мужем! Ведь ты прожила долгую интересную жизнь, у тебя есть всесторонний опыт. Ты видишь, что правильно, а что неправильно. Ты знаешь, как нужно действовать в той или иной ситуации. Твой мотив – сохранить семью дочери - ты хочешь, как лучше. Только почему ты решила, что кто-то обязан выслушивать твои наставления и следовать им?

И ведь это касается не только свекрови и тёщи. Все мы воображаем себя отличными психоаналитиками, мудрыми и славными людьми, которые в случае чего, всегда готовы дать совет ближнему своему. А тот простой факт, что ближний нас об этом не просит – пустяк. Он просто еще не понял, какое великое благо ждёт его, когда он последует нашему совету.

Стремление родителей воспитывать детей неистребимо, и даже почтенный возраст чада не останавливает. Шестнадцать, тридцать, или пятьдесят – маму возраст ребёнка не остановит, если она хочет оставаться режиссером в его жизни.


Неужели и я стану такой?

Все понятно, в теории, что стариков нужно уважать, любить и беречь. Знаю, и в книжках читала, и маму свою люблю, и благодарна ей за все, что она для меня в жизни сделала. Только вот жизни-то никакой! Объяснить?

Когда мама жила одна в своей собственной квартире, было еще ничего. Она приходила в гости, я к ней забегала, с семьей навещали, перезванивались. Мама всегда проявляла повышенный интерес к нашей семейной жизни – натура такая, но, тем не менее, все же мы имели возможность решать свои дела самостоятельно, не обо всех проблемах ставить маму в известность. То есть присутствовала некоторая свобода в действиях.

Несколько лет назад мама стала сильно болеть, и мы приняли вынужденное решение (причем вынужденное и для нее тоже – она не хотела жить вместе) съехаться всем в одну квартиру. И началось. Честно говоря, я не думала, что будет настолько тяжело.


Долги наши или Что нужно детям?

Долгие годы экономика мира переделывалась под общество потребителей. Для этого использовались все методы практической психологии и социологии. Они же, эти методы, основаны на манипулировании потребностями в сексе, еде, одежде, а также на манипулировании тщеславием, жаждой популярности и славы. Целые системы построены на этом, нами уже давно управляют рекламой, HR-технологиями, навязанными нормами жизни, соответствующими стратегии общества потребителей.

Кто-то скажет, что это всего лишь очередная кликушеская проповедь. Но вся проблема в том, что в настоящее время в мире нет ни одной системы педагогики, которая могла бы противостоять системе формирования потребительского общества. Более того, педагогические системы сейчас также входят в общую систему формирования общества потребителей.

Кто может противостоять этому? Действительно ли большая родительская любовь, жертвенность, воспитание сердцем способы противостоять юному потребителю? Да он, этот потребитель, уже знает, что родители обязаны. Обязаны любить – это психологи рассказали. Обязаны уважать – это юристы рассказали. Обязаны обеспечивать – это реклама рассказала.


Две дочери

…Младшую Оленьку родители любили гораздо больше, чем Дашку. Оленька или Ляля была долгожданной, запланированной, а Дашка - несвоевременной, «залетом», по которому отец вынужден был жениться на матери – он сам не раз кричал об этом в пылу частых ссор.

Даша появилась на свет, когда родители были еще студентами, жили в общежитии, не нагулялись, не насладились свободой. Малышку быстро сплавили в деревню к бабушке и лишь изредка наведывались не столько к ребенку, сколько отдохнуть и прихватить с собой в соленья-варенья и прочую снедь.

Забрали Дашу в город, когда ей было пора идти в школу. И началось – она и неотесанная, и деревенщина, и ходит неправильно, и ест не так, и вообще. Детство у девочки в памяти осталось чередой родительских упреков, недовольства, ругани, наказаний за любую провинность.


Дочь ушла… Дети в повторном браке

Муж погиб в дорожной аварии, когда Свете было всего 5 лет. Как мы сначала жили без него, описывать не буду – трудные годы, все непросто давалось, но выжили, и это хорошо.

Через три года после смерти мужа я встретила Николая. Мы какое-то время встречались, а потом поженились. Я, конечно, переживала, как дочка воспримет отчима, но мне казалось, что они нашли общий язык.

Света – не слишком общительная в принципе, больше что-то у себя в комнате делала при закрытых дверях. Да Николай особо с воспитанием не приставал, считал, что девочками матери заниматься должны.