ВСЕЛЕННАЯ ШЕКСПИРА

(Стихи)
(Стихи)

ШЕКСПИР

Странный в пьесе, чёрный поворот
Автора донельзя удивляет.
Со свечи витой нагар падёт,
Но страницу вряд ли замарает.
Медленная истлевает ночь.
Лондонский рассвет на краски беден.
И поэт растрёпан, вял и бледен –
Персонаж какой-нибудь точь-в-точь.
Крики с улицы плеснут в окно.
В дом вошла молочница соседний.
Если не писать – совсем темно
На душе, она – квартира бредней.
Вечер, ночь уютней для трудов,
Для игры, что выдержат подмостки.
Скрытое в далёком отголоске
Отольётся графикою слов.
Ночь, и снова факелы горят.
Громыхает по камням карета.
Тауэр громаден, втуне – ад,
Ад - поди, довольно страшно это.
Вспыхнет ли метафора, как нож,
Что убийца выхватил внезапно?
Иль эпитет молниею ночь
Просквозит, сверкая столь азартно?
Дальше путь уходит в тихий дом,
Пьесам невозможен вход в который.
Не узнать – каким же коридором
Шёл Шекспир, с каким играл огнём…


РИЧАРД ТРЕТИЙ

Я Ричард – жалок я, горбун,
Корона тяжелей колонны.
Нет счастья в сущности короны,
Коль не щадит уродство струн.

Из пьесы вышел я, и в ней
Остался волею Шекспира.
В какой – понять бы мне – из дней
Накроет смертная порфира.

Я страшен, как большой паук,
Иль может я – осколок злобы?
Я алхимические колбы
Видал, не ведая наук.

Как переплавить зло во мне,
Чтоб засиял цветок чудесный,
Когда душа примстится бездной
Нечеловеческой вполне?

Я нов и стар. Я вечно жив,
В словах я снова растворяюсь.
Творится будущего завязь
Под удивленье перспектив.


* * *

Я с тенью говорил отца,
Знал правоту словес, какие
Прожгли сознанье – без конца
Во мне вертелись, непростые.
Предательство осознавать
Непросто – в сердцевине бездны
Удастся ли существовать?
Я Гамлет – старый, толстый, бедный –
Перебираю без конца,
Века существованья, ибо
Всего страшнее от лица
Отпасть небесного отца,
Во тьме вселенского изгиба
Пропасть – и пустотою стать.

В мильонный раз пронзает сталь.
За что мне говорить спасибо?


* * *

Гамлет рядом с ним, Отелло рядом,
Ричард третий бурно говорит.
Смерти нет. Стилетом или ядом
Вряд ли кто грозит. Банален быт.
Не писал давно Шекспир, не пишет
И теперь, но слушает друзей.
И Тимон Афинский жадно дышит,
А в углу забавный ротозей –
Из какой – уже не вспомнить пьесы.
Медленный над крышами закат.
Персонажи наизусть известны.
Вот их смерть выстраивает в ряд.
Собственной Шекспир был смерти рад.


АЛХИМИЯ БЕНА ДЖОНСОНА

Алхимию Бен Джонсон сколь
Познал, пиесу сочиняя?..
Не в опытах различных соль –
В том, чтоб душа была другая.
Чтоб философский камень свет
Внедрил в любую душу мощно.
Что было в ней плохого – нет.
И рай земной представить можно
Тогда…
Ветвящийся сюжет
Поставленной с успехом драмы.
Бен Джонсон пьёт с Шекспиром вновь.
Трактир есть мир весёлой ямы
С разнообразьем пёстрых слов.
Слова пестры – но на века
Останутся совсем не эти –
Стихами пойманные в сети.
Писатель – образ рыбака.

Гудит в трактире пёстрый ветер.
Схватился некто за бока…


ШЕКСПИР ПОСЛЕ ШЕКСПИРА

После Лондона уютный городок,
Городок на Эйвоне уютен.
От обильных бурями годов
Исцелит покой, коль абсолютен.

Вспоминал поэт и драматург
Сделанное? Или – мимо, мимо?
Вороживший – было – демиург
Отошёл.
Насколь невыносимо?

Кряжист быт. Надёжная кровать.
Серебро в буфете блещет тускло.
Сытно есть. И долго-долго спать,
Жить подобьем плотного моллюска.

На подмостках бунтовала мысль –
Дуги и шары огнём сверкали.
Был экстаз. Его сегодня смыл
Быт – иль съел… Мозги весьма устали.

Лондон был. И факелы в ночи.
Тауэр, встающий на полнеба.
На два пенни пива получи
Жидкого сего густого хлеба.

И с аристократией игра –
Помощь им и золотые деньги.
Строчка. Сумма их. Они – икра
Пьесы будущей. А ты бездельник.

Свечи догорят в твоей ночи –
Строчками заполнена страница.
Двери есть. И, значит, есть ключи.
Только что же в смертном сне приснится?

Гамлетом Шекспир бывал, бывал
И Отелло. А теперь зевает.
И воспоминаний пёстрый вал
Скукою вечернею смиряет.

Иль «Кориолана» вспомнит вдруг?
Лучше кус говядины варёной.
И домашний, чётко данный круг,
Где беда не каркает вороной.

Как в трактирах пили!
И рагу,
И омары на закуску были!
Пива мало – позови слугу,
Принесёт ещё. Украсим были.

Где там смерть? Всё медлит, не идёт.
Ветер дик, и он как будто лает.
Кто же знает, что за поворот
Жизнь реальную определяет?

Александр Балтин


Коментарии

Людмила Максимчук москва Людмила Максимчук поэтесса, писательница, художница, Член Союза писателей России, Московской городской организации E–mail: ludmila@maksimchuk.ru Из сборника «ЛЕПЕСТКИ» – стихотворений, посвящённых великим и любимым поэтам… Английскому поэту Уильяму Шекспиру (1564 – 1616) «Все сведения о Шекспире, оставшиеся потомкам, умещаются на одной страничке из школьной тетради, но его книгами можно обложить всю линию экватора земного шара». Из лекции по искусствоведению «Да, совершенства в этом мире нет, Во всем чистейшем есть нечистый след!» Уильям Шекспир * * * Король – на троне, а пират – на дне, А значит, и порядок есть в стране. Гораздо хуже, коль бандит – на троне, А сам король – в опале и в загоне. И кто ж изобразил нам этот мир? – Король актеров и шутов, Шекспир! …А говорят – и не было такого, А если был, то жил так бестолково, Что только случай память сохранил, Да не о нем… Не он, мол, сочинил Шедевры, что до наших дней дошли. Так написать лишь сообща могли; Один бы не осилил – говорят… Но как узнать, кто прав? кто виноват? …А прав король – который не в тюрьме, И прав пират – на воле перемен, И правы те, кто бестолково жили, Да честно королям своим служили. И прав неподражаемый Шекспир, Достойно заклеймивший этот мир!!! 22 февраля 2010 г.

Добавить Ваш комментарий


Loading...

Вам будет интересно: