Картонный прямоугольник

Рассказы
Рассказы

Не каждой женщине, перешагнувшей тридцатилетний рубеж, приятно просыпаться одной. В одиночестве завтракать. Уходить без дежурного поцелуя на работу. И возвращаться в пустую квартиру, где нельзя завести даже кошку, поскольку любая мурка сойдет с ума, находясь целыми днями в замкнутом пространстве.

Такой вот свободной жизни, без обязательств, радуются редкие индивидуумы женского пола. Вера Казанцева себя к ним не относила, потому с тоской вспоминала годы замужества. Пусть и не самым сахарным было то время, зато живая душа всегда была рядом. Три года она грелась у семейного очага, а потом все рухнуло. И теперь, собираясь на службу, Вера Николаевна смотрела на портрет лихого майора в голубом берете – все, что осталось ей от погибшего мужа.

Щелкнул замок за спиной, лифт распахнул объятия, спустя минуту на солнечную весеннюю улицу в строгом деловом костюме вышла Вера Казанцева – старший менеджер компании «ЛессКо». Женщина, которую сослуживцы за глаза называли «Рысь». Говорили, что так ее прозвал генеральный директор за необычный цвет глаз – золотисто-искристый. Но многие сходились во мнении, что характер Веры Николаевны, её бойцовские, рабочие качества и цепкая хватка, стали виной тому, что появилось это прозвище – «Рысь».

* * *

Всю свою жизнь – а ему недавно перевалило за сорок - Роберт Рейнгардович мучился из-за своего имени и отчества. Даже те из подчиненных, кто работал с ним не один год, сбивались на множестве «рычащих» согласных, раскиданных в его паспортных данных. Еще и фамилия была подстать - Риккер. Вот и сегодня утром, когда прозвенел телефон, Роберт был готов к тому, что в трубке прозвучит что-нибудь вроде:- «Рудольф Рикардович». Однако назвали его правильно, но настроение только ухудшилось - звонила бывшая супруга. Ей вновь понадобилось посетить их «семейное гнездышко», чтобы забрать очередную позабытую вещь.

Когда Роберт Рейнгардович спустился к машине, только тогда вспомнил о том, что оставил на столе в прихожей свою визитницу. Но возвращаться, по русскому суеверному обычаю, не стал: имея немецкие корни, Риккер считал себя русским человеком.

На работу, в офис «Диалог-Банка», Роберт прибыл в не самом лучшем расположении духа. А кому поднимет настроение утренний звонок женщины, которая всего год назад ушла к другому? Без видимых на то причин. Просто встала с кровати после бурного секса, потянулась и бухнула:- «Роберт, я ухожу от тебя». Так забивают скот в деревне: гладят бычка, успокаивают его, ласкают… а затем суют острый нож в шею. Прошедший год Роберт вообще не мог воспринимать женщин – попросту обходил их стороной. В банке, где он служил руководителем Пресненского отделения, шептались, будто Риккер перешел в разряд «голубых». Никуда он не переходил – он существовал вовсе без разряда. Бесполым.

* * *

- Вера Николаевна, зайдите, пожалуйста, ко мне, - голос генерального звучал мягче обычного.

- Сейчас буду, Иван Андреевич, - Вера поднялась из кресла и направилась к шефу.

Генеральный – вечно хмурый, раздраженный человек, сегодня был необычайно приветлив, даже обратил внимание на внешность подчиненной:

- У вас превосходный цвет лица, Вера! – чем немало подивил Казанцеву. Ей даже пришлось мельком глянуть на себя в стеклянные дверцы книжного шкафа. Ничего особенного она там не увидела.

- Вера, вам придется сегодня пойти на выставку. Хотел послать Игоря Павловича, но у него нелады со здоровьем.

На этих словах Вера усмехнулась – всем в компании было известно, чем «болеет» Игорь Павлович – заместитель генерального. Его попросту в очередной раз поколотила ревнивая жена. Самое смешное в этой семье было то, что Игорь смертельно боялся даже думать об измене, страшась гнева жены, а та, в свою очередь, могла себе позволить не только невинный флирт, но и… Впрочем, в чужом белье Вера не любила рыться.

- В общем, Вера, я вас очень прошу – надо съездить в «Экспо-Центр», немного пообщаться с нашими постоянными клиентами, раздать визитки и посидеть на банкете. А в понедельник можете взять себе дополнительный выходной, - торопливо закончил генеральный, поскольку знал нелюбовь Веры к такого рода мероприятиям.

- Хорошо, Иван Андреевич, я схожу. Визитки раздать фирменные, или ваши?

Генеральный, радуясь тому, что удалось уговорить Веру Николаевну так быстро, выгреб из ящика стола стопку визиток:

- Вот эти. Ну-с, Вера Николаевна, счастливо вам. Увидимся, стало быть, во вторник?

- Да, Иван Андреевич, до вторника.

Вера Казанцева приняла из рук директора визитки, развернулась и пошла к двери. Чуть ниже её спины прилипли глаза генерального. Не оборачиваясь, Вера подумала вслух:

- Вы женаты уже двадцать пять лет, Иван Андреевич!

Дверь за старшим менеджером захлопнулась, а директор, опустившись в кресло, пробормотал:

- «Рысь», она и есть дикая кошка… Затылком видит. Тьфу! В краску вогнала.

* * *

- Господин Риккер! Вам звонят из головного офиса! – раздался голос секретарши Мариночки, - она с первого дня завала Роберта Рейнгардовича «господином Риккером». Так безопаснее, не ошибешься в имени, да и не было меж ними тех обычных для начальника и хорошенькой подчиненной теплых отношений. Мариночка даже в душе слегка обижалась на Роберта за то, что он совершенно не замечает её великолепных ножек и всего остального, чем щедро наградила ее Природа.

- Слушаю вас, Антон Юрьевич, - произнес ровным голосом Роберт в трубку телефона.

- Послушай, Роберт, ты мог бы сегодня вместо меня съездить в «Экспо-Центр» на выставку? Знаешь, слегка простудился, и не смогу выдержать там и двух часов. А надо еще и на банкете побывать. Съезди, мой дорогой, развейся. Заодно и познакомишься с нашими партнерами. Не век же тебе в управляющих куковать. Не сегодня-завтра подпишем приказ о твоем повышении.

- Хорошо, Антон Юрьевич. Во сколько мне там необходимо быть?

- Спасибо, Роберт. Подъезжай к пяти. И вот что еще: там по окончании будет банкет. Будь добр, задержись, и поговори с Обойдихиным, из «ТотьмаЛес». Добро?

- Добро.

- Роберт, в понедельник возьми себе выходной. Совестно – мы тебя совсем заездили. Ну, до вторника!

- До свидания, Антон Юрьевич. И за понедельник – огромное спасибо. Я тут собрался ремонт делать…

- Что ты, в самом деле? Разве может быть ремонт отдыхом? Высыпайся. Отбой.

* * *

В «Экспо-Центре» Вере Казанцевой понравилось. Просторное помещение, напоминающее по размерам самолетный ангар – в детстве Вера бывала с отцом на Ульяновском заводе, где строились огромные авиалайнеры, и помнила, какое впечатление у нее осталось с того дня – позволяло всем прибывшим гостям не толпиться, не толкаться. Вера переходила от стенда к стенду, везде оставляя визитки компании и своего генерального директора. Переговорила с пятью потенциальными клиентами, набрала в пакет приличную пачку рекламных буклетов – короче, честно отрабатывала свой предстоящий выходной.

Роберт Рейнгардович вошел в здание выставочного центра с хорошим настроением – по пути сюда он умудрился не попасть ни в одну «пробку» и тут же сыскал удобное место для парковки. Открыв дверь машины, ощутил на лице теплый весенний ветерок. И даже неожиданно для себя подумал:- «Что-то сегодня хорошее случится». Такие мысли не посещали его голову давным-давно.

Руководствуясь стрелками-указателями, Риккер отыскал стенд «ТотьмаЛес», познакомился с Обойдихиным, который оказался на редкость для провинциала толковым бизнесменом. Роберт быстро уловил настроение собеседника, договорился об официальных переговорах уже по существу вопроса кредитования «ТотьмаЛес», принял из крепких пальцев северянина визитку, и, порывшись в карманах, нашел последнюю свою визитку, которую протянул Обойдихину. В этот момент в спину Роберта уперся чей-то взгляд. Никогда в жизни он не чувствовал взглядов. Не верил в чепуху, связанную с подсознанием, вообще был очень рациональным человеком. Но тут, будто кто-то провел ему пальцами между лопаток, отчего он даже обернулся.

Вера, прогуливаясь по выставке в ожидании банкета, вдруг замедлила шаги возле стенда какой-то дурацкой лесопромышленной компании. Потому что там она увидела мужчину, от одного взгляда на которого у нее странным образом перехватило дыхание, и сердце со всего маху стало колотиться о грудную клетку.

«Да что это со мной?» - поразилась своим ощущениям Вера Николаевна. Ну, мужчина. Да, высок, темноволос – именно такие мужчины нравились Казанцевой. Но что-то же ее заставило остановиться и смотреть, не отрываясь, как незнакомец уверенно держится рядом с провинциалом в дорогом костюме? А тут и вовсе произошло неожиданное: мужчина вдруг обернулся, и сразу же поймал своими зеленоватыми глазами ее глаза. И долго смотрел, чуть прищурившись.

На банкете Роберт Рейнгардович обнаружил, что сидит напротив той самой девушки, которая так упорно разглядывала его давеча. И чем больше он украдкой смотрел на нее, тем больше она ему нравилась: светлые, наверное, крашенные, волосы, простые сережки в маленьких ушах, длинная шея. В вырезе блузки едва выступает небольшая грудь. Стройная. И глаза… Таких глаз Роберт в жизни не видел – по-кошачьи золотые, с ярким черным зрачком.

Девушка, нет, скорее, молодая женщина, маленькими глотками отпивала белое вино и делала вид, что слушает вертлявого брюнета, который плюхнулся рядом с ней на свободный стул. Роберт даже пожалел, что не обошел стол с другой стороны и сам не занял это место рядом с обладательницей рысьих глаз. Несколько раз Роберт пытался заговорить с этой женщиной, и всякий раз понимал – он еще не готов вот так легко, непринужденно, разговаривать с женщинами.

Помрачнев, Роберт поднялся с места и отошел в сторону, где курили несколько участников выставки. Кто-то обратился к нему с вопросом, он ответил, ему протянули визитку, а он, поискав по карманам, не обнаружил больше ни одной своей. Пришлось писать свои телефоны и электронный адрес на чистом картонном прямоугольничке, который лежал тут же, на стенде какого-то торгового комплекса.

Попрощавшись, Роберт направился к выходу, по дороге думая только об одном:- «Почему я не подошел к ней, не поговорил? Как я теперь ее найду? Кто она, эта рысьеглазая блондинка? Вернуться? Нет, я не могу, не могу…». Уже садясь в машину, Роберт понимал - он уезжал от своей судьбы. Но сил вернуться в зал, разыскать незнакомку и спросить у нее хотя бы номер телефона, у него тоже не было.

Взвыл мотор, Роберт выжал сцепление, включил передачу, и выехал со стоянки. На освободившееся место тут же въехал «Лексус».

- Всё правильно. Свято место пусто не бывает, - сказал сам себе Риккер, и направил автомобиль в сторону МКАД.

Вера Николаевна, увидав, что человек, который так неосторожно пробудил в ней подзабытый интерес к мужчинам, направляется к выходу, попыталась его догнать, но по пути ее перехватил Никитин – глава «Удоканмеди» - один из главных клиентов ее фирмы, и Вере пришлось задержаться. Когда же, после извинений и обещания вскоре вернуться, она выскочила на улицу, незнакомца не было видно. Решительно развернувшись на каблуках, Вера устремилась обратно в зал, пробежала мимо Никитина, пытавшегося ее вновь остановить, глазами безошибочно разыскала того, кому незнакомец писал на картонке свои данные.

- Добрый вечер. Меня зовут Вера Николаевна, - представилась она.

- Добрый вечер, - расплылся в чуть хмельной улыбке моложавый бизнесмен со сломанным когда-то в битвах за капитал носом. – Ратников Илья Сергеевич. Чем могу служить?

- Вы мне очень поможете, если…

* * *

Роберт Рейнгардович расположился на диване, поставил перед собой запыленную бутылку виски, которую ему подарили на день рождения то ли год, то ли два назад. Решение напиться пришло к нему тогда, когда он переступил порог квартиры. Светлело на стене пятно от снятой картины – бывшая жена приезжала сегодня сюда и забрала любимый его пейзаж, купленный в совместные счастливые годы. И от этого комната стала еще пустыннее, а одиночество – удушающим.

Вера Николаевна, вернувшись домой, приняла ванну, высушила феном волосы, переоделась в обычное платье, и накинула на плечи плащ. Оставаться сегодня дома она не собиралась. Сняла трубку телефона и набрала номер, написанный ровным почерком на картонном прямоугольнике.

Роберт Риккер, наливая в стакан виски, вздрогнул, когда среди тишины вдруг затренькал его мобильный телефон. На дисплее высветился незнакомый номер. Сердце ухнуло, и запрыгало вскачь. Стакан выпал из руки. Он нажал на кнопку «прием вызова». Как будто шагнул в другую жизнь…

Павел Великанов


Коментарии

Добавить Ваш комментарий


Loading...

Вам будет интересно: