взаимопонимание детей и родителей


Три женщины

Три женщины жили в одной квартире. Самой старшей, Галине, недавно исполнилось 60 лет. Ее дочь, Полина, в этом году отпраздновала сорокалетие, а самой младшей, Алине, только исполнилось семнадцать.

В доме давно не было мужчин, кажется, Полине не исполнилось и двух лет, когда ее мать выгнала пьяницу мужа с наказом больше не попадаться на глаза. Во всяком случае, отца Полина не видела вообще, даже фотокарточек не осталось. А говорить о нем мать отказалась раз и навсегда. Галина без жалоб тянула дочь, работая за двоих, подрабатывая, где только можно. А на все увещевания подруг, что стоит попробовать устроить жизнь, отвечала всегда одинаково: «Мне в доме даже духа мужского не нужно! Хватит, наелась!»

Трудно ее было осуждать, потому что за короткую семейную жизнь, она едва не угодила на лечение в «психушку». Это когда пьяный муж пытался выбросить маленькую Полю в форточку. Хорошо, что жили в коммуналке, и соседи успели отнять девочку и вызвать милицию. Да и претендентов особых на Галино сердце не было – отпугивал резкий характер, безапелляционные и категоричные суждения.


Бессонница (письмо в редакцию)

"Моя дочь влюбилась. Я очень переживаю за нее. Хотя она ничего не говорит, но я же вижу, как она бросается к телефону, как прихорашивается подолгу у зеркала, хоть говорит, что идет к подруге готовиться к семинару. И глаза у нее горят, и сама она светится, и задумывается с улыбкой, и отвечает невпопад. Все, как в книжках.

Да и пора ей - двадцать лет, самое время. Она у меня девочка умненькая, уже на четвертый курс перешла. Друзья всегда были, много, а вот так, чтобы серьезно - я не видела. Только бы все у нее сложилось!

Переживаю, каким он окажется, потому что молодежь нынче такая разная - от внешнего вида до содержимого головы. Хочется, чтобы все у нее по уму сложилось. Волнуюсь, да матери меня поймут. Хочется поговорить с ней, может что подсказать, расспросить, а боюсь. Жду, когда сама расскажет. Она у меня открытый человечек, и отношения у нас хорошие, доверительные. Но в душу лезть нельзя, даже если я сама от переживаний места не нахожу.


Разве взрослым все позволено?

«Моя дочь врет на каждом шагу!» - с горечью мне рассказывала моя подруга. «В чем именно она тебя обманывает?» - попыталась узнать я. «Во всем! Что ни скажет – врет! И ведь все равно правда всплывает же! Я ругаюсь, скандалю, а толку нет. В следующий раз снова соврет!» - подруга искренне горевала и переживала. Спрашиваю, а как часто она сама обманывает свою дочь? Та возмущается, утверждая, что никогда не врет - ее родители с детства приучили правду говорить.

Привожу в пример случай, о котором она сама же недавно рассказала: «Ты вот обещала ей купить плеер на день рождения и не купила. Ведь было такое?» «Ну и что?!» - искренне возмутилась подруга: «Я же купила ей джинсы и кроссовки, все деньги потратила. Она большая, могла бы и понимать». «Но ведь ты обещала! Она ждала, верила тебе. А джинсы и кроссовки могли бы и подождать, тем более, что ты бы все равно их купила, потому что это не подарок, а предмет необходимости». Подруга отмахнулась от меня, не принимая мои слова всерьез.

Через какое-то время мы с ее дочерью оказались рядом в автобусе. С девочкой мы в хороших отношениях, потому я позволила себе спросить, что за проблемы у нее с мамой. А она, с горечью сказала, что та сама во всем виновата: лезет во все дырки, требует отчета во всех мелочах, кричит и ругается, а сама врет на каждом шагу и думает, что не видно!


Вот такая жизнь... (исповедь женщины)

«Если с начала начинать - далеко жизнь «отматывать» придется. С мужем мы расстались, когда Светке было 13 лет. Я ни сном - ни духом, но мне доложили, что у него другая семья. Ничего не оставалось делать, как разводиться, хотя, уже потом поняла: если бы подруги, родители и коллеги не насели со всех сторон с сочувствиями и возмущениями, может, я бы и простила его. Всякое в жизни случается. А так, он ушел в ту семью, и думать забыл про нас со Светкой. Алименты перечислял, а больше ничего - вычеркнул из жизни.

Квартиру разменяли, я оказалась с ребенком в «коммуналке» в одной комнате, а ему «однушка» досталась - оказывается он туда, непонятно как, маму прописал. Зажили мы со Светкой сами по себе, а тут моя мама стала уговаривать съехаться, соединить жилье. Мол, и за ребенком присмотр, мне полегче будет, да и она старая, трудно одной. И я согласилась, хотя все, кто знал, отговаривали.

Сначала, пока в себя после развода приходила, вроде и ничего жилось. Я работала на двух работах, старалась заработать побольше, а Светка с бабушкой была. А когда немного отошла от всех перипетий, поняла, что своей жизни у меня нет, и не будет. С двух сторон мама и дочка твердили, что я должна жить для них, что одна старая, а вторая малая - им помощь нужна, что мне уже поздно о себе думать и так далее.


Взрослая жизнь

Август. Дети уже не школьники и даже не абитуриенты. Студенты! Студенческая вольница, свобода! Свобода от родительской опеки, свобода неограниченная (как кажется первое время). Общежитие со всеми прелестями самостоятельной жизни. И растерянные родители, которые вдруг начинают осознавать, что их любимое, часто вообще единственное чадо, вдруг вышло на эту пресловутую большую жизненную дорогу.

И начинается головная боль у родителей, постоянные мысли - ну, и как оно, бедное, неприспособленное дитя будет жить самостоятельно, без маминых пирогов и борщей, без постоянного контроля - где, куда, с кем, когда и сколько?!

А выросшие, как правило, неожиданно для родителей, дети счастливы неимоверно: наконец, можно будет ложиться спать, во сколько хочешь, слушать музыку на пределе громкости, гулять до рассвета - перепробовать все "запретные плоды", которые так долго манили. Можно вместо надоевшего супа запросто поужинать пивом с чипсами, а карманные деньги (опять же родителями выданные) потратить по своему разумению. Этих "запретных плодов" столько, что нужно спешить, дабы вкусить все и по возможности побыстрее!