психология отношений


Иван да Марья

В современной жизни все складывается как-то прозаически. Зато прошлое кажется нам более романтичным, хотя и тогда хватало трагедий и комедий, суровой прозы и романтических приключений. Бабушка Маруся, что лежала напротив моей койки терапевтического отделения районной больницы, чутко прислушиваясь к нашей бабьей болтовне о том, какие истории с нами когда-то случались, помалкивала. Только тихо улыбалась, но о себе и словечка не промолвила за долгие часы наших больничных посиделок. До той самой поры, пока не приехал навестить ее муженек из дальней деревни.

Вошел в валенках, потертом полушубке, прижимая к груди кроличий треух. Больше всего в нем меня поразили снежной белизны волнистые волосы и пронзительно синие глаза на загорелом худощавом лице. И такую заботу и тревогу излучали эти глаза, что вся палата сразу притихла.

Поскольку ходячих было мало, все оставались на своих местах. У кого система - никак не встанешь, а у кого – прострел в пояснице. А кто к этому часу задремал. Пожилые супруги, уединившись в уголке, тихо беседовали. Огладив растрепавшиеся прядки волос на голове мужа, баба Маня ворчливо заметила:


Аннушкина верность

Бабка Нюра не по годам звонкоголоса, смешлива, с молодым блеском темных глаз. Даже седые косички заплетает по-детски, связывая их трогательным узелком на затылке. Пневмонию она «заработала», как сама выразилась, только «благодаря» своему упрямству и гордыне.

Надо было перебрать картофель перед посадкой, но сын и сноха на все мамкины доводы и нуду отмахивались, мол, еще успеется, да и холодно в сенцах, куда обычно рассыпали клубни для прогрева. Раздосадованная на своих «неслухов», бабушка Нюра, улучив момент, пока все были на работе, спустилась в погреб и принялась чалить полнехонькие ведра наверх. Из тепла натопленной избы да в студеную темень и сырость. И снова туда-сюда, как маятник, металась непоседливая хозяйка. Какой организм может выдержать такую нагрузку?! В горячке и без сознания нашли ее возле открытого творила, тут же вызвали фельдшерицу и доставили в районную больницу.

Едва очухавшись и придя в себя, она тут же вытребовала к себе внучку-медичку и настойчиво приказала ей достать пенициллину, который считала чудодейственным лекарством исключительно от всех хворей и болячек. На удивление врачей и всех обитателей палаты новая соседка быстро пошла на поправку.


Простить подругу или еще немного о женской дружбе...

Её звали Люська. Длинная, нескладная, она резко отличалась ото всех девчонок нашего курса. Как получилось, что мы с ней сдружились, я и сама не пойму до сих пор. Люська выбрала себе в подруги замкнутую, недалёкую Надежду из параллельного потока, но ту вскоре отчислили за хроническую неуспеваемость. А сама Люська слегла с пневмонией. Тут и выяснилось, что мы из одного города. Я, как всегда, развила кипучую деятельность во спасение одиноких и страждущих: носила Люське задания из института, книги из библиотеки, лекарства из аптеки. Так и завязалась наша дружба.

Люська оказалась довольно разговорчивой особой, она часами могла рассказывать истории из своего детства, истории молодости своей мамы и «предания старины глубокой», известные из рассказов мамы люськиной мамы, т. е. люськиной бабушки. С ней было легко и интересно: Люська постоянно строила планы «покорения мира», куда-то рвалась, что-то придумывала. Она была не красавица, но вокруг неё постоянно вились парни, которыми Люська умело манипулировала.

Периодически (раз в полгода) Люська влюблялась «до гроба», страдала, плакала в мое плечо, писала любовные стихи и письма, которые я, как верный оруженосец, доставляла предмету её обожания. Но как только роман переходил в более спокойную фазу, Люсьен теряла к нему всяческий интерес и искала новую «жертву».


Обмануть или сказать правду?

Тяжело, обидно, неприятно, больно, когда тебя обманывают - с этим вряд ли кто-то поспорит. Только вот вопрос – можно ли прожить и всегда говорить одну только правду? Если вы не пробовали, то и не пытайтесь, иначе ваша жизнь превратится в ад, а отношения с родными, близкими и коллегами будут безнадежно испорчены.

Правда способна испортить жизнь не меньше, чем ложь. Примеров можно привести множество: от похвалы внешнему виду своей подруги, хотя в глубине души вы искренне считаете, что нужно одеваться и краситься по-другому, от восхищения кулинарными способностями своего мужа, хотя приготовленный им обед вы съели с трудом, до молчания и невмешательства в семейные дела, при виде мужа вашей лучшей подруги с другой женщиной.

Правда – страшное оружие в руках человека неумного, бестактного, недоброго. Едко высмеять во всеуслышание недостатки другого человека, да еще с деланным удивлением сказать: «Это же правда!», самый короткий путь для приобретения нового врага. Раскрыть глаза подруге на романы ее мужа – почти наверняка означает разрушенную чужую семью. Высказать все, что ты думаешь, в глаза начальству, - потерянная работа или прерванная карьера.


Пить или не пить? Быть или не быть?

«Я его люблю, нам с ним очень хорошо и весело, но меня сильно беспокоит, что он всегда приходит на свидания немного выпивши. А если пришел трезвый, то тащит меня в кафе, где он все равно немного выпьет, хотя бы пива, или приносит вино с собой. Пьяным его никогда не видела, и кто его знает, тоже так говорят. Получается, что он только ко мне нетрезвый приходит? Я не знаю, что мне делать… Но он такой веселый, ласковый…» (из письма в редакцию).

Очень хочется посоветовать автору письма – выгоните его, если он пришел к вам нетрезвым! Но, наверное, сделать это язык не поворачивается, ведь он «веселый и ласковый». Если вашему другу для нежности и ласки требуется алкогольный допинг, это должно вас заставить серьезно задуматься.

Общеизвестно, что в состоянии даже легкого алкогольного опьянения человек ведет себя не так, как обычно. Да и чувства он проявляет совсем не те, что есть на самом деле. Многие считают, мол, «что у трезвого на уме, у пьяного на языке». То есть, в подпитии мужчина более откровенен и проявляет глубоко запрятанные, но истинные чувства.