женская психология


ЛУКЕРЬИХА

…Ванятка и Мишка росли без отца. В доме, кроме них, бедовых пацанов, жили-поживали мамынька родимая, кот Васька, а на калде во дворе толклись пять овечек, возглавляемых козой Люсьеной. Была еще корова Милка, пара поросят, да семейство ласточек, живущих под стрехой сарая.

Жили Заречины бедновато, но не хуже других. Хозяйка Катерина как умела и могла с напрягом и вдовьими причитаниями вела дом, приструнивая своих непоседливых сыновей, когда словом, а когда и хворостиной… Мальчишки принимали наказание, как данность бренного мира, поддерживая видимой покорностью материнский авторитет. Глава семейства Константин погиб на войне, и Мишка с Ванюшкой изо всех сил старались облегчить груз забот по заготовке дров и сена, уборке во дворе и в доме.

Многие деревенские хвалили дружных и работящих братьев, только соседка, тетка Лушка невзлюбила Мишку и Ванятку. Просто на дух не переносила ребячьего смеха, криков, возгласов, доносившихся с утра до позднего вечера со двора Заречиных. Стоило ребятам выйти на проулок и затеять игру в чижик или лапту, как бранчливая Лукерья тут как тут: «Чего расшумелись? Вам бы только лытки голые чесать! У, безотцовщина непутевая. Голытьба немытая!».


ЛУКЕРЬИХА (продолжение)

Как самого почетного гостя попросили его, кандидата наук, автора учебников для вузовской молодежи, пройти в президиум. Но он, прежде всего, бережно провел к первому ряду и усадил маму, чьи непокорные кудри с седым блеском никак не хотели укладываться в прическу для такого торжественного случая. Сын, поправил ей прядки, слегка сжав ее ладони, шершавые от крестьянской работы.

Когда заговорили об истории деревни, ее знаменитых людях, ставя в пример материнский труд Валентины, сын в знак уважения и признательности склонил голову. И вдруг из зала раздался слабый дребезжащий голос:

- Ну, вылитый, вылитый наш Славик! Да и в кого еще ему таким умницей уродиться, как не в нашего сыночка!


В поиске счастья...

Была любовь, и было счастье... А потом… Что-то происходит, не будем утомлять себя подробностями что именно, но однозначно что-то веское, крайне неприятное, решающее. И… всё. Они расстались. Разошлись.

Как такое может быть? И что дальше? Их жизненные пути, которые ещё вчера составляли одну большую и надёжную дорогу в светлое будущее, сегодня разделились. Кто-то из них поковыляет по своей тёмной и ухабистой тропинке. А второй, быть может, прибавит шаг и пойдет твёрдой поступью к намеченному ранее, или к вновь открывшимся перспективам. Кто-то в этот период будет страдать, плакать, переживать, или даже впадёт в депрессию. А кто-то гордо расправит плечи, смахнёт пылинку с плеча и скажет: «Так будет только лучше».

Для кого лучше может быть пока что и не понятно, но ясно, что точка в одном жизненном моменте – заглавная буква другого. Следующего. А уж, каким он станет – зависит только от нас. И люди, которые были «половинками» друг-друга, вдруг оказались абсолютно целыми и полноценными по отдельности. Кто-то ощутит это сразу, а кому-то потребуется время. Время – решающий фактор даже для самых разбитых сердец и самых сломанных жизней. Время и новое. Как бы плохо, или хорошо сегодня не было, солнце всё равно зайдёт. И наступит завтра. А завтра – это новые мысли, новые впечатления, новые люди.


На работе с душевным комфортом

Психологи утверждают, что, в зависимости от расположения вашего рабочего стола, возникают различные эмоциональные переживания и даже страхи, а это, в конечном итоге, негативно сказывается и на настроении, и на работоспособности.

Итак, если на работе рядом с вами...

...дверь. Это - источник опасности, любых сюрпризов, неожиданностей. Лучше держать дверь перед глазами. Открытое пространство за спиной подрывает уверенность, добавляет мнительности, беспокойства и тревоги. Мы быстрее устаем и безотчетно раздражаемся, падает эффективность работы - дверь за спиной забирает на себя большой поток внимания.


Возьму-ка в руки я берданку…

Лирический настрой от хорошей погоды и легкой прогулки сменился сначала растерянностью, а затем и негодованием. Двери первого крайнего домика участка ее давней соседки Дины Ивановны, вдовы и пенсионерки, бы¬ли выломаны с корнем. Еще печальнее выглядело строеньице на участке Евгении Алексеевны, пожилой и одинокой учительницы. Там от окошек остались одни проемы. Ветер уныло свистел, бросая пригоршни снега внутрь осиротевшей веранды. Анна Степановна, пошатываясь от расстройства, зашагала дальше, к своему домику, чтобы узнать, оставили ли грабители от ее зимних припасов хоть что-нибудь.

У многих пожилых и одиноких пенсионеров погреба на участках - единственное хранилище для солений, овощей, варений, так как другого помещения у них просто нет. «Догадливые» любители легкой поживы ежегодно «реквизируют» припасы стариков. И эту зиму беда не обошла этих несчастных. Ну, а там, где оказалось пусто, и где грабители надеялись чем-нибудь поживиться, от досады и злости сломали двери, калитки, разбили стекла, «высадили» целые звенья изгороди…

Погоревала Анна Степановна над своим разоренным дачным гнездышком и заспешила к другой соседке, к Евгении Алексеевне, чтобы помочь ей свою ревизию в погребе провести. А та после гриппа едва живехонька, только рукой махнула, мол, теперь уж поздно, ничем не поможешь, а только расстроишься, да совсем сляжешь от огорчения.