женская психология


Какая разная любовь!

Вы знаете, что еще Аристотель выделил шесть видов любви, описал их и дал название каждому виду. И до сих пор считается, что по тому, как мужчина понимает любовь, можно предсказать развитие и будущее отношений.

Бывает любовь - мания, любовь – одержимость, которая строится на страсти и ревности. В этой любви мужчина концентрирует свое внимание не на женщине, а на самом себе и собственных переживаниях. Такой мужчина не просто самоутверждается за счет женщины, но неосознанно ищет или создает проблемы в отношениях. Он пытается поставить любимую женщину в зависимость от себя и ревнует ее не потому, что боится потерять, а потому, что она может уйти из-под его власти.

Обычно мужчины, способные на любовь-манию, стараются избегать сильных привязанностей к чему-либо или к кому-либо: не имеют близких друзей, меняют работу, место жительства. Да и в браке, скорее всего, побывают не один раз.


Психологическая разгрузка или забубённые головушки наши

Боже, как же эта жизнь торопится просклизнуть, прошмыгнуть и, впереди пробежав, кругом опередить. Не успел ещё к месяцу сегодняшнему притулиться и сжиться с ним, как по календарю уже следующий месяц здоровкается с тобой, стремится, себя обозначить. Пока освоишься, сживёшься с мыслью, что сегодня лето по всем гороскопам и календарям пришло… уже ёлки люди тягают. Перед твоим взором так и снуют, так и мелькают, упакованные вкуснейшей провизией и улыбками и тут, и там с озабоченными лицами, суетясь. Не успел ещё с новогодней мыслью совместиться, уже другой год встречать готовься. Вот что с нами, ничего не успевающими, жизнь проделывать успевает.

Как остановиться? Как в осмысливание податься? Когда вздохнуть с понятиями и выдохнуть… просто взять и спокойно выдохнуть, вот так, без всяких понятий и объяснений. Когда ж мы научимся в удовольствие и по собственному желанию дышать?

А кто тебя о том спросит? А кто знает, что тебе вообще дышать хочется? Да и разве дождёшься, чтобы кто-то спросил твою персону, обратясь с вниманием, мол, вздохни в удовольствие и выдохни с удовольствием. И вздохнуть-то некогда. А порой и дышать не хочется...


Подруги, кто они? (размышления о подругах и о себе)

Что-то странное стало со мной происходить. А может, не со мной, а с теми, кто большую часть жизни в звании моих подруг состояли. И не понимаю, как же мне теперь поступки этих подруг обозначать… А вдруг, лично со мной, тоже, что-то новое происходить стало? И это «новое» назвать можно простым словом: «взросление»? Его и иначе обозвать можно - «старение». Но знайте, слово «старение» будет не про мою персону!

Дело в том, что я всегда-всегда молода! Но, как-то сами по себе мои года в цифры превращаются. И те цифры сделались проблемой моему юному состоянию души. А для моей личности молодой, проблемы возраста отсутствуют. Взгляд своеобразный на это имею, потому со своей колокольни рассуждать стану, выражая своё понятие и мнение. А уж вы соглашайтесь или возражайте, выставляйте собственное мнение... Глядишь, и заинтересует оно меня. А. вдруг, и переубедит!

С того начну, что очень сильно поменялись взгляды мои на понятие «подруга». То ли взгляд мой наперекосяк пошёл, то ли поперёк он встал, а, может, в иное понятие он меня ввёл - понять трудно. Но сделалось мне страшно от того нового взгляда и понятия. В напуганных теперь состою от мнения своего перевёрнутого.


Зависть черная и зависть белая

«Счастье другого ранит человека больнее, чем собственное горе» - так говорят о завистниках. О зависти столько всего переговорено, начиная с древности, и по сей день. Один из семи смертных грехов, зависть кажется неистребимой. А те, в ком отсутствует это качество, по праву могут считать себя людьми счастливыми, ведь их не мучает сравнение, они не страдают от чужих успехов и благополучия, они не изводят себя мучительной неудовлетворенностью жизнью. Ведь, как бы вы ни были благополучны, всегда найдется тот, кто еще благополучнее, удачливее.

Все стадии зависти я наблюдала у своей знакомой: от чужих радостей у нее портилось настроение, она становилась желчной, язвительной, потом обижалась и искала виноватого в том, что кому-то лучше, чем ей. Этим виноватым чаще всего оказывался муж, так как он ближе всех. Шли годы, но ее зависть, как врожденная болезнь, лишь затихала на время, а потом разгоралась снова и снова.

И мне всегда было очень жаль эту свою знакомую, потому что я видела и понимала, как она мучается на самом деле, как трудно ей живется среди людей. И, вроде бы у нее у самой все складывалось совсем неплохо, но, видимо, ей этого было мало – хотелось еще и еще…


Встреч больше, чем расставаний

Валентину Михайловну Асташкину знаю с той самой поры, когда по заданию редакции впервые переступила порог кабинета секретаря райисполкома. В ту пору это была женщина необыкновенной пробивной силы и энергии, обладающая вместе с такими, чисто мужскими качествами, еще и шармом настоящей дамы. И все же тогда я в ней видела больше чиновницу, чем просто жительницу нашего молодого поселка нефтяников.

Так получилось, что после ухода на пенсию Валентина Михайловна пришла к нам в «районку» и попросилась на работу. Вот здесь-то и раскрылась широкая натура человека, которому не все равно, как и чем живут ее земляки-утевцы, чем заполняют досуг жители Нефтегорска, чем интересна жизнь простого сельчанина, буровика, нефтяника, строителя, врача, учителя. Мы знали, что у нашей коллеги, самой старшей по возрасту в коллективе газетчиков, уже двое взрослых сыновей, любимая дочка, внуки, большая родня и широкий круг друзей.

Единственное, о чем мы не знали, так это то, что есть у нее самая близкая подруга, ее тезка Валентина Андреевна Кузьмина. Скорее всего, эта дружба для них обеих была неким талисманом, который оберегал и спасал от бед, несчастий и тревог многие, многие годы. А, как известно, талисман хранят у сердца или в самом потаенном уголке души.