женская психология


Дамские капризы: необходимость или манипуляция?

Мужчины часто говорят, что на женщин не угодить, что бы они не делали, все равно те найдут к чему придраться или быть недовольными. Правда, при этом умалчивают, а пытались ли они понять, что является причиной таких капризов – избалованность, вздорность или же нечто другое. Вот, к примеру, выдержки из двух писем в редакцию. «Когда я сказала своему другу, что не люблю гвоздики, он выбросил букет и ушел. А на следующий день по телефону мне ответил, что ему надоели мои капризы, и он больше не хочет со мной встречаться. Но если я действительно терпеть не могу гвоздики?!» - пишет одна читательница.

А вот выдержка из другого письма: «Он ходит за мной хвостиком, старается предугадать каждое мое желание. Стоит мне что сказать, как он бросается выполнять. А я смотрю на него и думаю, где же его гордость, что он так потакает всем моим капризам?! Не по-мужски как-то это! Я нарочно его дразню, а он все терпит!»

Что же такое – эти капризы? Составная часть непредсказуемой женской натуры или сознательная попытка надавить на мужчину и получить желаемое? В «Толковом словаре русского языка» написано, что слово «каприз» - переводится с французского, как упрямство, упорство, причуда, привередливость, прихоть. А, по мнению мужчин, все эти качества чисто женские. Но, впрочем, такая их убежденность означает и то, что к женским капризам мужчины готовы заранее, правда, чисто теоретически. То есть, мужчины знают, что все женщины капризны, но совершенно не представляют, как с этим бороться и можно ли противостоять вообще.


П.П.Шмидт и Ида Ризберг: любовь «мятежного лейтенанта»

«Никогда не был застрахован в обществе рассудка и не буду. Это страховое общество рассудка налагает на меня такие суровые правила, так стесняет мою жизнь, что я предпочитаю остаться при риске погореть, но с ним вечного контракта не заключаю. Слишком дорого это спокойствие не погореть обходится... Я желаю не только в 10-м, а в 100-м этаже обитать и на землю желаю не по каменной лестнице осторожненько спускаться, а прямо, может быть, мне любо будет с 100-го этажа головой выкинуться. И выкинусь...» Это слова из письма лейтенанта Шмидта. Очень сложно сказать, чего больше в этих словах: странности или мании величия.

Все мы со школьной скамьи знали о восстании на крейсере «Очаков» и лейтенанте Шмидте. Он представлялся нам несчастным, благородным, готовым на смерть офицером. Сейчас очень трудно объективно писать о нем. Жизнь его описывалась по-разному, но в его жизни было и то, о чем можно говорить с большой уверенностью – любовь.

В вагоне поезда Киев-Одесса он случайно встретился с Идой Ризберг. Между ними завязался разговор, и хотя говорили-то они всего полчаса, но оба поняли, что теперь навсегда связаны незримой нитью, которую ничто не сможет разорвать. Так, нежданно, негаданно, к ним пришла любовь. Они обменялись адресами.


Научитесь владеть собой

В наше непростое время очень трудно в любой ситуации быть уравновешенным и невозмутимым, сохранять самообладание, не взрываться, не выходить из себя. Правда, получается это далеко не у всех и не всегда. А ведь наши срывы зачастую имеют такие тяжелые последствия, что просто необходимо научиться владеть собой.

Когда-то считалось, что держать в себе гнев, ярость, раздражение, то есть, негативные эмоции, вредно для здоровья. Вы помните то время, когда по рекомендациям психологов западные работодатели устанавливали в офисах чучела начальников или приобретали недорогую посуду, чтобы в порыве эмоций можно было швырнуть очередную чашку об стенку? Первыми такой метод снятия напряжения и разрядки от негатива применили японцы и всерьез считали, что это приносит желаемый результат.

Однако время идет, и исследования ученых не стоят на месте. Теперь психологи занимают противоположную позицию и считают, что подобные меры не только не приносят пользы, но и способствуют повышению уровня негатива, так как при этом не устраняется сам конфликт Привычка вымещать раздражение на посторонних предметах, например, бить посуду или рвать вещи, увеличивает природную агрессивность человека. Причем, чем дальше, тем труднее таким людям вообще сдерживать себя, потому что они не привыкли это делать. Несдержанность, как в обществе, на работе, так и дома, среди родных и близких людей. ведет, в конечном итоге, к ухудшению отношений, а то и к разрыву вообще.


Прочь, несчастье!

Получается, что меня окружают самые несчастные люди. А некоторые из них – мои друзья. Все они пребывают в особенно безвыходном и безысходном горе. А если пристальнее взглянуть и правдиво прикинуть, то так и выходит, что горя нынче у каждого предостаточно… Да его просто в избытке! И приживается это горе с большой лёгкостью к любой семье, даже не присматриваясь.

А почему бы не присмотреться?.. Поразмыслив, присмотрелось бы это горе повнимательнее, возможно, и решение другим было:

– В этой семье - неважно… А тут и так горя предостаточно… А здесь и того хуже… Обойду-ка я эти семьи стороной… А вот здесь на зависть хорошо… сюда и пристроюсь, совсем на чуть-чуть, для того, чтобы этих «восхитителей» жизнью повоспитать. Уже знакома фраза: всё познаётся в сравнении. И плохое преподнести в качестве наглядного примера или в виде воспитательного пособия совсем не возбраняется.


Пятак

Нашел недавно на улице пятак. Крупную такую советскую монету. Крутил в пальцах, разглядывал. Вспоминал, что можно было на эти деньги в те времена купить: полбуханки хлеба, билет в метро, пять коробков спичек, полпачки сигарет без фильтра...

Реверс – герб страны и буквы «СССР». На аверсе медяка – цифра «5», надпись «Пять копеек» и год выпуска – 1982. Осторожно удаляя верхние пласты, как археолог, постепенно пытаюсь докопаться в памяти до восемьдесят второго года.

В тот год я крепко влюбился. По обыкновению, девушку звали Лена. Сам не возьму в толк, почему почти всех моих женщин звали Еленами. Фамилия её, правда, мне не нравилась – Богомолова. Но очень нравились прямые ножки, зеленые глаза и маленькая упругая грудь. Богомольного в ней ничего не было. По-моему, она верила только в одного бога – в деньги. Стрекотала о тряпках, коврах, хрустале, английских обоях... Поскольку я всегда был к этим атрибутам «роскошной жизни» равнодушен, то слушал в пол-уха, а руками обволакивал то, что мне действительно было по душе – крепкое тело гимнастки.