Балтин


ВСЕЛЕНСКОСТЬ ПАНТЕИЗМА

Тютчев писал жёсткими формулировками, точно созидал математически выверенные золотые формулы пантеизма вселенства, блещущего драгоценными многокрасочными каменьями.

Охватив весь круг природы – с подкругом человеческого бытия – он прояснил человеку нечто столь важное, что мысль стала работать чётче, а стигматы сострадания на сердце – для тех, для кого они возможны – зажглись ярче.

«Чему бы жизнь нас не учила…» - скорбной верностью своей соотносится с прозрениями суфиев, перекидывая не зримый златой мосток между Востоком и Западом.


ЦАРСТВИЕ ДОСТОЕВСКОГО

Царствие Достоевского в серо-чёрных тонах даётся…

Царствие Достоевского слишком мрачно – что в нём современному человеку?

Штампы окружают нас, порой действуя прессами, придавливая, если не расплющивая вовсе.


КРИВАЯ ПРАВДА СКАЛОЗУБА

…потому, что телефон и холодильник (всего лишь, хотя это великие изобретения) изменили нас сильно, а «Дон Кихот», «Мёртвые души» и «Мастер и Маргарита» никак…

Утверждение Р. Музиля – Что остаётся от книг? Мы – изменённые – к сожаленью, всего лишь прекраснодушие, тщетная надежда автора, всю жизнь потратившего на сочинение огромного, великого романа.

То ничтожное место, какое занимает в сознание современного человека классическая литература, свидетельствует не о кривом, чрезмерно прагматичном воспитании, а о том, что книги не дают ответов на необходимые вопросы и никак не помогают жить.