детская психология


Одиночество в родительском доме

Наши дети незаметно взрослеют, позволяют себе иметь отличные от наших представления, а мы - нет бы, отнестись к этому с уважением да поискать компромисс - называем их мозги «куриными», беспардонно ворошим их письма и дневники и свято верим, что им все надо «разжевывать»...

Любим ли мы своих детей? Желаем ли им добра? Риторические вопросы. И все же есть все основания называть то, во что порой выливаются наши благие намерения, «странной любовью». А если послушать самих детей?

«...Нас, правда, любят. Мама часто говорит: «Как же я тебя кому-нибудь отдам? Нет, ты всегда со мной будешь!» Представляете, какое у меня будущее? Вот поступлю я в институт и буду точно так же приходить домой, и меня будут спрашивать, какие оценки я получила. Если плохие - будут ругать, как сейчас.


Люби меня, мама!

Вроде бы каждая мать любит своих детей одинаково, все равно, один он или их двое-трое. Но проблемы в семьях с двумя и больше детей говорят о том, что исключение из этого правила более, чем не редкость. Вроде бы дети одинаково ухожены, накормлены – если поглядеть со стороны. А что творится внутри семьи и внутри душ самих детей, сразу и не понять.

Из откровений взрослой женщины

«Мои родители всегда больше любили моего брата и ничуть не скрывали этого. Нет, у меня нет претензий к ним, тем более теперь, когда у меня вырос свой ребенок, и скоро внуки уже будут. Но вот что странно – несправедливость их отношения я до сих пор вспоминаю с тяжелым сердцем и обидой. Может быть, еще и потому, что они так ко мне относятся до сих пор? А вот из детства отчетливо помню, что его, детства, как такового, и не было.


Бои без правил

Ребенок рыдал, утирая глазки кулачком, а его мать, заводясь с каждой минутой, кричала все громче: «Дрянь такая, паразитка, убить тебя мало!» Потом отвесила малышке подзатыльник, та не устояла на ногах и упала на грязный тротуар, что вызвало новый крик вошедшей в раж мамаши.

Прохожие неодобрительно смотрели на сцену и проходили мимо. Одна из женщин, покачав головой, проговорила: «А у нас за стенкой соседи так кричат каждый день, да еще и бьют детей. Плач стоит, хоть из дома беги! И нет управы никакой».

Физические наказания детей совсем не такая уж редкость, как может показаться. И речь идет не о простых шлепках, которыми награждают чересчур расшалившегося ребенка выведенные из терпения родители.


Взятка или награда?

Часто родители не знают, как добиться от ребенка выполнения тех или иных своих поручений. В ход идут упреки, нравоучения, просьбы, ругань, наказания и даже материальные поощрения, своего рода – «премия» за выполненное задание или просьбу.

Правда, некоторые родители уверены, что всякого рода награды недопустимы, ведь ребенок и так должен делать, что ему говорят, безо всяких разговоров. Но, наверное, как и в любом другом деле, стоит поискать «золотую середину» и подумать, а вдруг этот способ добиться желаемого ничуть не хуже остальных?

У детей есть четкое ощущение справедливости, и они замечают наличие у людей доброй воли. Поэтому, если вы хотите, чтобы ребенок сделал что-то, что ему самому очень не нравится делать, то предложите ему за это что-то приятное — и ребенок решит, что дело это нужное, но что вы все же понимаете, насколько ему неприятно и не хочется это делать.


Воспитывать или переделывать?

Можно ли изменить человека? Может, и можно, но кому это надо? Тому, кто хочет изменить другого? Почему кто-то должен меняться в угоду другому человеку?

А ведь нам так часто хочется изменить что-то в людях, с которыми мы живем, учимся, работаем или дружим. Изменить для того, чтоб было удобнее нам? Или же, мы считаем, что так будет лучше тем, другим? Только вот, разве кто-то нас об этом просит?

Жизнь сложилась так, что я очень долго верила в то, что людей можно переделать, и, если не по своему образу и подобию, то уж как-нибудь, но можно. Дурное это умозаключение родилось у меня после прочтения книги, автора за давностью лет уже и не помню, но название врезалось в память навечно – «Янтарное ожерелье». Автор убедительно описывал, как одна хорошая девушка перевоспитала не слишком хорошего паренька. На мои тогдашние 16 лет все это произвело неизгладимое впечатление! Хотелось совершать хорошее, пробуждать в людях их лучшие качества, которые пока еще спят.