Балтин


В СКЛИФЕ

Быть каплею в пёстром содержимом громады Склифа достаточно занятно, особенно, учитывая то, что диагноз, судя по всему, не подтвердился, и от момента, когда привезли, и точно оказался заложником своей подписи – мол, даю согласие на обследования, и когда вялый медбрат привёл в палату, где один из пациентов рыдал от боли – до сегодняшней прогулки по больничному скверу прошло три дня, и завтра выпишешься.

Громада, опоясанная полосами балконов, на которые почему-то запрещено выходить, видна с аллеек угрожающе – и вместе равнодушно.

Маленькая церковь кремового цвета закрыта постоянно, да и не хочешь в неё заходить, а вот виварий, как указано на плане, разыскать интересно; а, главное – вот она плазма Москвы, рядом – живая, переулочная, выходи в тапочках, можно и сбежать домой…


РАЗНЫЕ БОГИ

- Видимо, у нас с вами разные боги, - говорил, горячась. – Ваш напоминает надсмотрщика в концлагере, которому необходимы рабы и важнее всего обряды.

- Обряды, конечно, важны. Их мистическая составляющая соединяет нас с горними мирами. А то, что мы рабы Божьи, очевидно, ибо об этом сказано много раз…

- Но вот же Иисус Христос говорит: "Отец ВАШ, - он подчеркнул голосом, - небесный. Не мой, а ваш. А у отца - дети".