психология женщины


Женское мужество

Однажды со мной произошла неприятная ситуация, с которой, в принципе, может столкнуться любая женщина. Я попала в больницу в гинекологическое отделение. Неважна причина моего вынужденного нахождения там, тем более, в сравнении с тем, что переживали другие женщины на моих глазах, она казалась сущим пустяком.

Со мной в палате были женщины разного возраста и социального положения. Большинство из них попали в отделение, чтобы предотвратить угрозу выкидыша и сохранить ребенка. Боль, настоящее горе испытывали те женщины, чьих детей сохранить не удалось, и для которых долгожданный ребенок пока так и остался мечтой.

Особенно обращали на себя внимание совсем молодые женщины, потерявшие первого ребенка. Заметно было, как их мужья, либо из-за неопытности, либо просто не представляя, как вести себя в подобной ситуации, лишь крепко обнимали своих жен и бережно вытирали платочком их слезы. Робость, отчаяние, растерянность… не знаю, что в этот момент чувствовали молодые, пока не состоявшиеся папы, но могу представить.


Вся жизнь – трудная и счастливая дорога

Тихий и солнечный день сентября. У окошек нашего дома, глядящих на Шарып-гору, стоят Валя, Аня и Саша - две сестры и зять. В руках одной - лопата, у другой - ведро. Собрались картошку копать, ну, а Саша, как и подобает старшему, сильными руками приобнял жену и свояченицу, словно соединяя на долгие годы все, что до сих пор роднит и объединяет всех нас.

Я очень люблю смотреть на фото этой дружной троицы и мысленно представлять - какими же красивыми и нежными были мои сестрички в дни своей юности! Старшие Евдокия, Анна, Валентина родились еще до войны. В самое лихолетье легли на их хрупкие детские плечи все тяготы той тяжелой поры.

Мой сказ-повествование о самой близкой мне по духу и характеру, жизненному настрою сестре, Ане Дмитриевне, ибо о себе она рассказывать не любит. Не тот характер. А каков?


Чертоломная (рассказ деда Ерошки)

«Здравствуйте, бабоньки! Я вот тут читаю всякие истории о вас, родимых, и, право слово, восхищаюсь вами. Какие вы все влюбчивые и справедливые, верные да нежные, аж завидки берут! Даже как-то обидно за нас, за мужиков, стало. Вроде бы мы о себе и сказать ничего не можем и не умеем, а может, и не осмеливаемся. Думал-гадал, в памяти порылся, а ничего примечательного так и не вспомнил. Отправился на дежурство.

Да, чуть не забыл сказать о том, что я сторожем на единственной, уцелевшей на всю округу ферме работаю. Односельчане завидуют, а кто и злопыхательствует, мол, по знакомству устроился. А я и не отрицаю, имея в виду, что устроился я действительно неплохо. Рядом со сторожкой соорудил себе небольшой наблюдательный пункт. Территория двора большая, разве все усмотришь, углядишь… А я наверх взберусь, тулупом укроюсь, и как сыч поглядываю, где и что делается, куда кооперативное, то бишь бывшее колхозное добро растаскивается.

Спросите, что же ты за охранник такой хреновый, если тянут все, что плохо лежит. Отвечу, как на духу: если бы при мне даже древняя фузея была, начиненная порохом и дробью, как у Робинзона Крузо, то и тогда от воров не спасешься. Народ у нас более всего охоч на общественное, и дюже изобретателен.


Посиделки

Болезнь, хандра и одиночество до того заели Веронику Павловну, что она, вопреки своим правилам, решила устроить посиделки. Уцепилась она за это деревенское словечко, как за спасательный круг. Еще девчонкой любила притаиться у окошка и слушать, как вели беседы на завалинке у дома мамкины подружки и ближние соседки.

Была в тех редких вечерних встречах какая-то особая атмосфера единения, тепла, раскованности. Мать не любила злоязычничать, собирать сплетни, не терпела пустых наговоров. Сельские женщины за это ее уважали, ценили за гостеприимство. Все эти задушевные откровения сдабривались чайком, вкусными семечками, да вязанием, которое считалось непременным атрибутом посиделок.

Верочка рано уехала на городские хлеба от матери-вдовы. Навещала только раз в год - на недельку, а затем укатывала в санаторий или дом отдыха. Копила на кооператив, а потому замуж не торопилась. Все планы строила: вот обставлюсь польской мебелью, плитку чешскую в ванной положу, холодильник куплю. Ковер по очереди дали - как отказаться от такого добра?! И не заметила, как в серьезный возраст вошла. Никто уж не сватает, да и сама не захотела чужие ширинки стирать да мужнины прихоти терпеть. Так бобылочкой и жила.


Ты начальник – я дурак?

Сами по себе сложившиеся хорошие отношения с начальством можно воспринять, как редкую удачу. Тогда и работа в радость, и стрессов не наблюдается, а уж про хорошее настроение нельзя не упомянуть, ведь на работе мы проводим большую часть нашей жизни. Но далеко не всем нам везем с начальниками, причем зачастую виноваты бываем мы сами.

Так каких правил в общении с начальством следует придерживаться, чтобы не обострять отношения? Самое главное – никогда не позволяйте себе кричать. Даже если начальник сам на вас кричит, причем, совершенно несправедливо, не уподобляйтесь ему и не повышайте голос. Конечно, трудно сдержать, особенно, когда сталкиваешься с вопиющей несправедливостью, но попробуйте взять себя в руки. Иначе в эмоциональном возбуждении вы наговорите столько, что еще долго будете сожалеть, а подобный «обмен любезностями», кроме вреда, ничего не принесет.

Не бойтесь высказывать собственное мнение, если считаете, что ваш начальник не прав, ведь начальники – тоже люди, а потому могут ошибаться. Только вот есть один нюанс – нельзя указывать начальству на ошибки в присутствии его подчиненных, поэтому постарайтесь высказывать свое критическое мнение наедине.