другие авторы


ТУМБА

- Эй, Тумба! Тебе записку передали! – рука Шаврова, перемазанная вперемешку зеленкой и чернилами (только что из пустого стержня для авторучки мастерил «стрелку», которую потом, разумеется, с наслаждением будет втыкать в ее объемную спину), протягивает ей сложенный в узкую полоску листочек бумаги, выдранный из тетрадки.

Она разворачивает записку, и читает: «Ты жырная свенья!». Глаза, еле видимые за толстыми щеками, презрительно смотрят на приславшего записку – Юрика Завойского, красавчика и начинающего атлета. Комкает бумагу и сует ее в портфель. Ничего нового. Такие вот «послания» ей шлют постоянно.

15 лет


Прости, но ты больше не мой…

Весна. Звонкая, веселая капель барабанной дробью отбивала ритм в весенних лужах. Яркое солнышко брызнуло в глаза. Она зажмурилась. Легко перепрыгнула ручеек, но, поскользнувшись на талом снегу, угодила ногой в лужу. Брызги полетели во все стороны.

В этот чудесный весенний денек ничто не могло испортить ей настроения. Она весело рассмеялась, но вдруг смущенно замолчала, поймав пристальный взгляд молодого мужчины. Высокий, в распахнутом пальто, он с улыбкой наблюдал за ней.

- Давайте, я помогу вам выбраться из лужи.


Записки супермена. Начало...

Случилось это утром, аккурат после очередной затянувшейся ночи, когда дома, в зеркале, там, где обычно встречал отражение своей физиономии, я увидел нашего президента. Я и рад бы вам соврать, сказав, что он хамовато эдак улыбался, пучил глаза да грозил пальцем, а затем и вовсе с огорчением плюнул, развернулся и исчез.

Увы. Он по обыкновению был выдержан и молчалив, при постном лице и поношенной улыбке. Но мне и этого хватило. Понял я, что пришло время бросать издевательства над своими вытрепанными телесами, включая такие, в сущности, безделицы, как марихуана и секс без презерватива. Но все, конечно, ограничилось бросанием «антипохмелина». В стакан. Довольно предсказуемо и весьма по-русски.

Поверьте, даже супермену трудно быть отрезанным от столичной бытности. Особенно, если ты адекватно мыслящий человек, а все твое окружение заквашено на столичной субкультуре. И уж, тем более, никак от этого не оторваться, если ты норовишь сунуть руку помощи всякой «дуре», вляпавшейся в историю. Я из числа тех, кто уже не ищет виноватых, но еще не перешел от философского самобичевания к действию. Такой же, как и вы. Дитя своего бремени.


Встреча Нового года

Новый год договаривались встретить за городом на даче большой, веселой компанией, но из электрички вышли только двое. «Остальные, наверное, опоздали, приедут на следующей», - успокаивающе ответил он на ее вопросительный взгляд. Забросив за спину рюкзаки с провизией, они спустились с платформы по скользкой лестнице и быстрым шагом пошли по лесной дорожке.

На даче быстро разожгли камин, возле которого лежали кем-то заботливо приготовленные дрова, и отправились во двор наряжать елку. Он ловко набросил новогоднюю гирлянду и начал подводить к ней электричество. А она, тем временем, наряжала лесную красавицу игрушками, найденными в доме.

Когда все было готово, он включил реле, и елка засверкала, переливаясь, разноцветными огоньками.


Игра обольщения в новогоднюю ночь

В самой гуще ветвей, среди этого великолепия, притаился маленький, скромный домик, в нем жила юная Пастушка. Как хорошая хозяйка, она с раннего утра навела порядок в доме и, принарядившись, с нетерпением ожидала прихода того, кто был давно ей небезразличен.

Раздавшийся стук в дверь показался ей слишком нетерпеливым, и она, с замиранием сердца, поспешила отворить дверцу. Но на пороге стоял не тот, кого она ждала. Это был старый Клоун.

- С Новым годом, дорогая Пастушка, - галантно поклонился он и поцеловал ей ручку, - ты как всегда очень мила и хороша. Я понимаю, ты удивлена, увидев меня, но я пришел предупредить тебя. Мне стало известно, что ты влюблена, но, поверь, предмет твоей страсти не слишком надежный. Если не будешь осторожной, попадешь в лапы бессовестного негодяя, - сказал он.