проблемы в семейных отношениях


Не любовь, а эгоизм!

Дело в том, что мой муж из породы молчунов-одиночек, из тех, которые все в себе привыкли носить и переваривать. Я где-то вычитала, что таких людей еще называют интровертами. А я – типичный экстраверт, то есть, мне нужно и важно поделиться всем, что наболело, рассказать, посоветоваться. И я не могу иначе – мне плохо, когда я не чувствую доверия и открытости.

В семье родителей было так принято, что все дела и проблемы обсуждаются открыто, каждый имеет возможность высказаться, решения принимаем вместе. Вообще дружная очень семья у нас. И праздники вместе, и если у кого что случалось, то все спешат на помощь.

А у мужа в семье все совсем по-другому. С родственниками встречаются исключительно на больших торжествах, например, на свадьбах, поминках или юбилеях. Его отец с матерью разговаривают вообще редко, как мне кажется. Отец – молчун, все время насупленный какой-то. Я не помню, чтобы он хоть когда что спросил у меня или вообще, поговорил, хотя мы к ним довольно часто приходим. А свекровь сама бьется по всем вопросам, но тоже уже привыкла к такой жизни. Начнешь что спрашивать, так она строго ответы на вопросы дает, как по капле из себя выжимает. Вот и сыночка такого вырастили… Они там не семья, а три одиночки под одной крышей жили.


Мера ответственности

Трудно найти семью, в которой бы не случалось ссор. Особенно часто это бывает в семьях, где живут два, а то и три поколения вместе. Мы ссоримся с близкими, обижаем их и обижаемся сами, переживаем и мучаемся, отчаиваемся и не находим выхода.

Но редко, кто задумывается, почему установились такие сложные отношения. Чаще всего люди ищут виноватого в каждой конкретной ссоре, а не пытаются понять, кто же несет ответственность за проблемы в общении, кто от них больше страдает, и кто, все-таки, должен их решать.

Проблема ответственности в семье волнует многих. И, если мы как-то понимаем и признаем ответственность человека перед обществом, то в семейных отношениях очень часто перекладываем ее на кого угодно, только не на себя. Или же, напротив, обвиняем во всех бедах себя лично, и впадаем в депрессию от безысходности.


Безвыходная ситуация (письмо в редакцию)

Когда мы со Светкой решили пожениться, я ее привел знакомиться со своими. У меня только мама, а отца я не знал. И сестра есть, на шесть лет моложе. Мама много работала – без отца нас с Настей поднимала, считай, я сам сестренку воспитывал.

И маму, и сестру я очень люблю и понимаю, что, кроме меня, у них нет никакой поддержки и опоры. Мама уже старится, а сестре еще в институте учиться четыре года. И Светку я очень люблю, она добрая и ласковая и очень справедливая. Для меня было очень важно, чтобы все они понравились друг другу и жили мирно.

Светка очень хотела моей маме понравиться, потому что понимала, что хоть я и самостоятельно принимаю свои решения, но для меня мнение мамы очень важно. Ну, и еще, она же неглупая девчонка, соображает, что лучше мирно сосуществовать, чем в состоянии войны находиться, тем более, что жить нам придется вместе - квартира большая, все поместимся, а там и на свое жилье можно будет денег насобирать.


Для кого живут пенсионеры?

В отличие от многих, я пенсию ждала, буквально считая дни. И точь-в-точь, в день, когда мне исполнилось 55 лет, подала заявление и уволилась с работы. Не то, чтобы я не любила свою работу, или были еще какие-то причины, заставившие меня так нетерпеливо распрощаться с местом, где я провела более 20 лет своей жизни – тут другое.

Почему-то о пенсии я начала мечтать задолго до увольнения, за несколько лет. Я представляла себе, что мне больше не нужно будет вставать каждое утро в несусветную рань, толкаться в любую погоду в автобусах и метро, спешить вечером в час пик домой, выстаивать очереди в магазинах, а потом тащить неподъемные сумки. Не нужно будет тратить вечера и выходные на уборки-стирки-готовки и прочие надобности, мечтая только о том, чтобы добраться до кровати. Здоровье тоже начало подводить – давление скачет, да и сердце, и суставы…

Я представляла, как буду просыпаться, потому что уже выспалась, неспешно пить кофе, смотреть новости по телевизору и планировать свой день. Представляла, как у меня будет хватать времени на все-все – на себя, на чтение, на друзей, на прогулки, выставки и музеи – у нас в Москве есть, что посмотреть! Причем, на пенсии я не буду суетиться и, наконец, научусь не бегать, а ходить пешком, не спеша.


Сколько стоит родительская любовь?

Отец бросил нас с мамой, когда мне было пять лет. Я тогда ничего не понимала, разве только то, что папа будет теперь приходить в гости, а не жить с нами каждый день. Мама тайком от меня часто плакала, но никогда папу не ругала. А когда он приходил по выходным, мы усаживались за накрытый стол все вместе, обедали, а потом он забирал меня гулять. Мама молча надевала на меня красивое платье и каждый раз говорила, чтобы я вела себя хорошо и слушалась папу.

Помню, как мы ходили с папой в зоопарк и на аттракционы, гуляли в парке и ели мороженое. И еще он иногда покупал мне конфеты. Папа был праздником, и я очень любила его. А мама была каждый день. Она ругала меня за разбросанные игрушки, заставляла учить буквы и не давала долго смотреть телевизор. Сладости были только после еды и совсем не такие вкусные, как папины.

А потом я подросла и попыталась уговорить родителей жить вместе. Мама сказала, чтобы я не лезла в дела взрослых, и что папа сам ушел от нас, а она его не прогоняла. А папа только посмеялся - у него уже была другая жизнь.