С УЛЫБКОЙ И ГРУСТЬЮ

(Стихи)
(Стихи)

ЛЕВ И СЛОН

- Странный какой-то лев – серый и с хоботом.
- Да, но на клетке чётко написано – лев.
- Мало ли что написано, не будь же ты, право, роботом.
Думай сам! – А ты – не впадай во гнев.
- Как не впадать? Видишь уши и бивни –
Значит слон. – Но написано лев.
Собственным мнением сколь осчастливлен
Человек, коль понятий на свете – огромный лес?
Сущности мы без надобности умножаем,
Предупреждение Оккама сердцем презрев.
Уважаем чужие мненья – и их урожаем,
Испорченным часто – довольствуемся. В душах посев
Стереотипов отменен. - Раз написали
Лев – значит он. – А я утверждаю слон!

А чтобы душою войти в свечение вертикали,
Нужно собственный ум преодолеть – да неподатлив он.


В ПОИСКАХ ИГОЛКИ

- Итак – должны найти, во что бы то ни стало! –
Так бригадир сказал. Спросил: Готовы все?
- Да, - закричали. – Ну, тогда вперёд. – Немало
Людей пошло за ним поутру по росе.

Есть фонари у них, а также есть магниты,
Верёвки и крюки надёжнейшие есть.
Вот окружил стог. Спокойны. Деловиты.
И бригадир сказал – Тут важен каждый жест.

- Вы двое – справа, мы начнём пожалуй в центре.
Включили фонари и начали шуршать.
Огромный чудный стог, поди, не меньше церкви.
- Мы не найдём никак! – Смущаться и кричать

Не дело, - заявил их бригадир спокойный.
- Крюки пускайте в дело, магниты – тоже в ход.
Запомните – найти способен лишь достойный.
А малодушным что? Их пораженье ждёт.

Иголку ищут столь упорно и усердно,
Бессмыслицу занятья не посчитав грехом.
Так в жизни мы порой (сильны и ложь, и скверна)
То ищем, что едва ль когда-нибудь найдём.


* * *

Мудрость мы на знанья разменяли,
Дальше знанья сведеньями стали,
Сведенья до сплетен опустились.

И в кого мы, люди, превратились?


КАРАПУЗИКАМ НИЧЕГО НЕ СВЕТИТ

Баста карапузики – завершились танцы!
Дальше будет жизнь! О нет, мы не хотим!
Толстенькие, маленькие, очень любят такты,
Нотки и мелодии, веселья лёгкий дым.
Баста, вам сказали. Детский сад забудьте,
Школу тоже – быстро! Вкалывайте! Ну!
Хныкают потешно маленькие люди,
Должное желают отдать опять вину.
Некто в чёрной маске, хвостатый и с рогами
Плетью громко щёлкнет – вздрогнет ребятня.
- Вам теперь до смерти всего бояться – сами
Узнаете, что значит судьба и без меня.
Вам без её насмешки и не прожить отныне.
Страшно карапузикам. Красный сок течёт.
Страшно потеряться в лесу, не то в пустыне,
Зная очень чётко – спасенье не придёт.
Страшно карапузикам. Блеют, в стадо сбились,
Слёзы, неумёхи, размажут по щекам.
Мы хотели радости, надеялись на милость!
Милость? Нате будни – с отчаянием вам.


СОВЕТ МУДРЕЙШИХ

Итак отныне государством будет руководить совет мудрейших.
Старики чешут бороды – Ну, руководить всё же легче, чем
Трактаты писать. – Давайте соберёмся. – Но ты
Не включён в совет! – Иди ты! – Черты
Лица искажаются, спешит к тому, кто сидит наверху.
Жалуется – как это – я не включён? – Эх-хо-хо, эх-хо-ху,
Перхает тот, краснеет, говорит – Надо бы
Кое-кого подмазать. – Вот вам и радуга.
Спонсоры мудрейших потихоньку раздают
Взятки экспертному совету. Привычный труд.
Один из мудрейших на визг срывается –
Не буду сидеть с этим рядом! Философом называется,
А не знает, кто такой Абулафия!
Худо-бедно собрался совет.
Только смысла в этом в сущности никакого нет.
Как жили люди низовыми своими интересами,
Радостями и страхами –
Так и будут жить ещё тысячу лет.


МАГАЗИН СТА ТЫСЯЧ ШЛЯП

В магазине ста тысяч шляп
Не терпят, знаешь, растяп.

Шляпы, похожие формою на медуз
Не подойдут мне, боюсь.

А шляпы, похожие на маленькие башни -
Сколь они день вчерашний?

Ежели месяц в магазин зайдёт,
И то по вкусу шляпу себе подберёт.

А подберите-ка шляпу для бутерброда!
Не та у него, чтоб шляпу иметь порода.

А демагогу подходит берет –
Плоский, как речи его. Вариантов нет.

А тиран в такой магазин не зайдёт –
Шляпник ему на заказ изготовит. Ну вот.

А есть у вас шлемы от ударов яви?
Полно, вы её отрицать не вправе.

Впрочем, не умея такой, как есть принимать
Реальность, не стоит сей магазин открывать.

…и уж тем паче стихи сочинять…


ЮБИЛЕИ И ЮБИЛЯРЫ

Плёнка воды на шашечке зебры –
Шашечке перехода.
И жизнь окрестно – такие дебри,
Дебри, мрачащие часто небесные своды.

И чем чернее годы-горы,
Тем активнее и фигляристей юбилеи.
Юбилеи власть имущих, шутов-актёров – их годы, годы,
Мелькающие, исключающие большие идеи.

- Я, господа, - полупьяно собой любуясь –
Истине служил всегда…Ха-ха…
- Посторонитесь, несут осетра. – А бабы! Я бы любую с
Моим удовольствием…
И надо всем крылья греха.

Да, у греха есть крылья – чёрные, голые, кожистые,
Когда он их раскрывает, тень затмевает землю.

Помпезные залы – элита гуляет. – Рожи и Хари.
Насколько я жизнь приемлю?

Чем хуже для большинства, тем для отдельных лучше,
Отдельных типов, в душах которых не мелькнёт и лучик.

Юбиляры мычат с экранов о служении…а чему служили?
Вот банкетный зал, где сегодня изрядно пили.
Дрыхнет герой юбилея, утомился от
Пьянства. И спонсор пьёт.

Лебезят перед спонсором все
- Василь Иваныч, вы – светоч!
Пожелал бы, чтоб именовали – светлость,
Согласились бы.
Мерзость во всей красе.

Полоска воды над шашечкой зебры.
Дорогу тихо перехожу.
Вниз гляжу, внизу чьи-то гетры.
О других по себе не сужу.

Александр Балтин, член Союза писателей Москвы,
автор 22-х поэтических книг, свыше 800 публикаций в 88 изданиях
России, Украины, Беларуси, Башкортостана, Казахстана, Италии, Польши, Словакии, Израиля, США,
лауреат международных поэтических конкурсов


Коментарии

Добавить Ваш комментарий


Loading...

Вам будет интересно: