"Правила ночи"

Больничные рассказы
Больничные рассказы

Если вы привыкли по ночам работать (мало ли профессий, требующих такой жертвы от нормального человека?), то мой рассказ вам будет неинтересен и даже скучен. «Подумаешь – ночь!» - скажет, например, милиционер, или врач, таксист или проститутка. Для них обычное дело трудиться до зари.

Саша Чернов с детства привык ложиться в кровать в одиннадцать часов вечера и подниматься в семь утра. Исключениями были новогодняя ночь или приезд родственников из провинции. Но сейчас, находясь в клинике, он мучился бессонницей пятый день. И ночи, эти бесконечные больничные ночи, изводили его сознание.

Мать, обеспокоенная тем, что её сын после развода с женой Ликой стал слишком часто употреблять алкоголь, решила сдать своё сорокалетнее чадо в наркологическую клинику. Поначалу, пока в голове Саши еще шумел хмель, ему даже понравилось здесь: относительно опрятно, персонал в разноцветной униформе, но главное, главное: медсестра Анастасия, так похожая на его жену Лику.

По окончании беседы с врачом, который не находил явных причин укладывать Сашу в клинику, но уступил настойчивым просьбам мамы Чернова, миленькая Настя попросила «больного» заголить ягодицы и вкатила ему добрую дозу снотворного, после чего Саша завалился спать в койку «наблюдательной палаты». Спал долго, и пробудился с легкой головной болью. Не открывая глаз, позвал:

- Мама! Принеси водички!

Вместо мелодичного звука маминого голоса услыхал смех нескольких мужских, грубых голосов.

- И похмелиться попроси! А-га-га!

- Водички! Пива Королю! Ха-ха-ха!

Саша вскочил на койке, и огляделся. Он был не дома, а в незнакомом ему месте: плохо беленые стены с ржавыми потеками у труб, дрянные оконные рамы с решетками, несколько кроватей, застеленных грязными одеялами. И пять мужиков, с любопытством смотрящих на него. Чернов выбежал прочь из этого помещения, и тут же наткнулся на Анастасию.

- Что с вами, больной? – приятным, но раздраженным голосом спросила медсестра, в руках у которой была кипа «историй болезни»

- Где я? – только и сумел выдавить из себя Саша.

- В больнице, где же еще? – изумилась красивая девушка.

- А… где тут у вас … - смутился Саша, стесняясь сказать слово «туалет».

- Туалет? - Сама догадалась медсестра. – Там, - махнула свободной рукой в сторону одной из дверей, выходивших в длинный коридор.

Чернов облегчился, пошарил по карманам, и обнаружил в одном из них смятую пачку «Явы». Присел на драный стул и закурил, пуская дым в сторону от мужчины, читавшего газету. Тот оценил деликатность новенького, и пробурчал:

- Дыми, хули тут….

Покурив и ополоснув лицо водой из-под крана, Саша вернулся в палату. Мужики все еще не устали шутить:

- Ну что, нашел мамку? А нам пивка принес? Га-га-га!

1 ночь

Заснуть Чернов на новом месте никак не мог. Все уже храпели на разные лады, а он все ворочался с боку на бок. Наконец, сосед справа, звали Юрой, не выдержал, и просипел:- «Вали в коридор, скрипишь тут, бля!»

Саша сидел в коридоре на жестком дерматиновом диванчике и рассматривал плакат на стене, призывающий бороться с алкоголизмом. Мимо то и дело шмыгали мужчины в сатиновых трусах или пижамных штанах – ходили в туалет. Саша тоже несколько раз наведался туда, выкурив остававшиеся в пачке сигареты. Пришла мысль:- «Почему мама не оставила ему больше сигарет? А может, они в тумбочке?»

При свете дежурной лампы он обшарил тумбочку у кровати. Пусто. Только запасное белье. И книжка о вреде пьянства. «Наверное, забыла, и завтра принесет» - подумалось Саше. «Ничего она не забыла, просто мстит мне за Лику» - вдруг пронеслась в голове крамольная мысль, но Чернов ее тут же отогнал. Плохо думать о маме он за сорок лет не научился.

Так и просидел на диванчике всю ночь, раздумывая о чем угодно, только не о том, что мама решила его наказать за женитьбу, против которой она была против с самого начала. Днем, когда сменившая Настю медсестра ставила ему капельницу, Саша уснул тревожным сном. Его разбудили на обед, где он с отвращением выхлебал тарелку пустых щей, съел половину каши с чем-то похожим на котлету. Удивлялся аппетиту других больных. До ужина он вновь спал, после порции овсянки и приема таблеток думал заснуть, а не тут-то было: сон уже не шел к нему.

2 ночь

Опять диванчик, опять бегающие в туалет лечащиеся от алкоголизма мужики. Ужасно хотелось курить, и Саша решился попросить сигарету у одного из куривших.

- Держи, «стрелок»! – от этих слов он покраснел.

Жадно дымил чужой сигаретой. А угостивший его мужик спросил:

- А к тебе что, никто не приходил?

Чернов лишь помотал головой:- «В самом деле, почему мама не пришла? Ведь она меня так любит, а тут за целый день даже не смогла придти».

И опять возник перед глазами образ Лики, когда она уходила из их дома:- «Ты так и состаришься за маминой юбкой». А мама в тот день просто светилась от счастья. До утра он вспоминал историю их знакомства, как впервые привел ее в дом, а мама тут же ушла к себе в комнату и не выходила оттуда до самого вечера, пока Лика не ушла.

Утром он вернулся в палату, и в то время, когда его товарищи по лечению собирались на завтрак, он уснул. Опять была капельница, безвкусный обед, не менее отвратительный ужин. Однако Чернов уже не ломался, и ел все, что давали. Голодная ночь напоминала о себе.

3 ночь

Попытка заснуть со всеми не удалась. Пришлось выйти в проклятый продуваемый сквозняком коридор и вновь - то сидеть на диванчике, то бродить из одного конца коридора в другой. Мама и в этот день не пришла. Мучительное желание курить заставляло его просить курево у всех подряд. Многие уже просто отвечали ему грубо «нет».

«Почему ты не пришла, мама? Ведь я же твой единственный, любимый сын. Да, я женился на Лике вопреки твоей воле. Но я же ее люблю! И ты сделала все, чтобы Лика ушла, хотя даже уходя, она говорила мне: «Я люблю тебя, но не смогу жить с твоей мамой. Извини, но это выше моих сил. Если хочешь, пойдем со мной». Но Саша остался с мамой, у которой в тот же миг случился сердечный приступ. И ухаживал за мамой целый месяц. «А Лика бы не ушла, пока не убедилась, что у меня все в порядке».

И снова он тосковал по своей жене. Вспоминал, как она ухаживала за ним, когда он простудился на лыжной прогулке. В сон провалился с именем Лики. Уколы, обед, беседа с врачом, сочувственно глядевшим на него сквозь дымчатые очки. Ужин, таблетки, бесплодная попытка уснуть, и угрожающий голос Юры, выгнавший его в осточертевший коридор.

4 ночь

«Мама! Мамочка! Почему? Ну почему ты не пришла? Я здесь уже стал посмешищем для всех. Только Настя сочувственно протянула ему оставшуюся от кого-то пачку «Примы» и позволила позвонить с телефона на посту. Мама к трубке не подошла. Медсестра лишь пожала плечиками. Больше ничем она помочь не могла. Саша жадно курил дареную «Приму», экономя при этом – отрывал от газеты клочки, и удлинял сигаретку: «Лика ни за что бы не стала так со мной поступать. Я так скучаю по ней».

Но мама запрещала даже звонить жене, и он набирал ее номер украдкой, с работы, и слушал её родной ангельский голос. Сейчас он сидел в ужасно грязном туалете лечебницы для алкоголиков и плакал. Наверное, от дыма, попавшего в глаза. День новый был под копирку дней предыдущих. И начало ночи – тоже.

5 ночь

В туалете к нему подсел сегодня поступивший парень. В руках он держал мобильный телефон. Чернов так смотрел на аппарат, что парень спросил:

- Позвонить надо? Дам, только не долго. Денег на счету на мало. Ну, будешь звонить?

- Да!

- Говори номер, я сам наберу. Как зовут? Лика? Ага.

Чернов безошибочно назвал цифры номера мобильника жены.

Парень быстро отщелкал на клавиатуре номер, секунды три послушал, а потом заговорил в трубку:

- Алло, Лика? Это вас из наркологической клиники беспокоят. Вы не могли бы перезвонить по этому номеру? Хорошо, жду.

Спустя минуту Саша слушал голос своей жены:

- Что ты там делаешь? Какой «алкоголизм»?! Завтра утром я буду у тебя! Жди!

Уже не стесняясь парня с телефоном, Чернов рыдал, давясь дымом сигареты. Обладатель мобильного только хлопал его по плечу, и успокаивающе говорил:

- Да все, нах, будет ништяк. Приедет твоя фря. До утра только дождись. На, покури еще.

Утром, едва первые врачи явились на службу, в отделение вихрем ворвалась Лика. После короткого разговора с врачом, она вышла из кабинета с листком бумаги:

- Пиши отказ от лечения, быстро!

Прыгающим почерком Саша написал заявление, и Лика отнесла его врачу.

Через полчаса, получив свою одежду, Саша с Ликой покинули гостеприимные стены больницы. Поехали к ней домой, где жена сразу же затолкала Сашу в ванну, налив туда горячей воды. Долго скребла его мочалкой, дивилась на исхудавшее тело мужа:

- Как в Бухенвальде побывал!

После ванны пили горячий сладкий чай. А потом Саша просто набросился на Лику, и прямо на полу овладел ею.

Мама Саши Чернова пришла в лечебницу через семь дней. С полными пакетами вкусностей и сигарет. Сына там уже не было. На все звонки в квартиру Лики никто не отвечал. С работы Чернова уволили – кризис!

Саша нашелся через полгода. Прислал открытку на Новый год. На штемпеле значился городок под Москвой. Сын и его жена приглашали в гости. Мать бросила все дела и поехала к ним. Лика была беременна. Мама – счастлива.

Павел Великанов


Коментарии

Добавить Ваш комментарий


Вам будет интересно: