Запах ванили

Женские рассказы
Женские рассказы

Оленька – гламурная стильная девочка: ноги от ушей, тонкая талия, высокая грудь, водопад блестящих волос, сигаретный дым, шлейф дорогих духов, звонкий смех, сексуальная хрипотца в голосе – прямо портрет маслом. Мама учительница, папа умер. Оля в семнадцать лет уехала из родительского дома, поступила в университет, сняла квартиру, адаптировалась к жизни в Новосибирске.

Лучшая подруга Юля (Юльча) была всегда рядом - с первого класса они сидели за одной партой, а теперь поступили на один и тот же факультет. Девчонки сразу бросались в глаза – высокие, стройные. Юля блондинка, Оленька – брюнетка, выгодный контраст. Толпы мальчишек слетались, как мухи на мед, и кружили вокруг первокурсниц, а те только отмахивались от надоедливых поклонников.

Как известно синхронность редко бывает естественной. Вот и первое серьезное чувство сначала пришло к Юльче. Любовь, в виде красавца с пятого курса Сашки, подкралась незаметно и накрыла с головой. Юля кружилась в фейерверке страсти, а Оленька с завистью наблюдала за подругой. Зависть, как известно, делится на черную и белую, но вот как провести границу между светом и тьмой? Редко кому удается балансировать и не упасть в пропасть черного чувства. Оленьке удалось! Ну, позавидовала, ну, посплетничала, но так, не во вред подруге. Днем девушки на занятиях, вечером Юля в кафе с Шуриком, а Оля на диване с книжкой. Ну и ночью горячие обсуждения, планы на жизнь – все секреты по карманам.

Как-то раз, субботним вечером девочки собирались в ночной клуб. Оля на кухне тщательно подводила глаза, на голове чалма из полотенца, шелковый халат едва прикрывает грудь, что-то мурлыкает себе под нос. Юля вертится перед зеркалом, на диване гора из нарядов, которые определенно не подходят к походу в клуб и вдруг, как гром с ясного неба, звонок в дверь. Юлька побежала открывать.

На пороге стоял Шурик, в руках красная гвоздика (почему гвоздика, он и сам не знал, наверное, потому что смертельно надоели белые розы, орхидеи, лилии, захотелось чего-то простого и без претензий). Юля ойкнула, бросилась на шею, звонко чмокнула и потянула за руку в комнату: «Сашка, ну какой ты, все-таки странный, почему не предупредил, что зайдешь? Мы же договорились встретиться в «Рок-сити», а если бы ты нас не застал дома? Ну, что ты улыбаешься?». Саша смотрел на Юльку, молчал и только улыбался. Как же ему все-таки повезло! И неважно любовь это или что-то другое, но с этой девочкой ему спокойно, уютно, наверное, такое состояние можно назвать старомодным словом «комфорт».

Саша вырос в интеллигентной семье: папа врач, мама закончила свою карьеру медика, когда родился сын. После окончания школы единственный ребенок не последовал семейной традиции, а поступил на экономический факультет университета и в будущем планировал сделать успешную карьеру финансиста. В универе многие студентки старались привлечь внимание Шурика. Красивый, высокий, немного надменный, но всегда справедливый и уравновешенный, близко к себе никого не подпускал, но и не обижал невниманием. Нужно помочь, поможет, нужно поддержать, поддержит, но не более того.

Первая любовь была красивой, но какой-то быстрой, похожей на утренний сон. Соседка по даче, старше на пару лет, работала в Милане, летом прилетела в отпуск к родителям. Все получилось, как-то само собой. Не было красивых слов, трепетных вздохов, недосказанности. Было острое желание постоянно быть рядом, раствориться в ярко-синих глазах, запутаться в черных, как смоль, волосах, вдохнуть терпкий запах ванили, положить руку на живот и замереть до утра. Два месяца пролетели, как одна короткая летняя ночь. Ни обещаний, ни слез, ни такого заветного и желанного «люблю». Мужчины не должны выдавать свих чувств, да и глупо расстраиваться из-за того, что никогда не могло бы случиться.

С Юльчей все получилось по-другому - светлая, хорошая девочка, солнечный зайчик. Впервые он увидел девушку возле деканата. Джинсовая коротенькая юбка, черный топик, пшеничные локоны, огромные голубые глаза с веером черных ресниц, пухлые губки, ямочки на щеках – хорошенький ангелочек случайно залетевший в коридор универа. Познакомиться не составило труда. Банальный вопрос – банальный ответ. Пообедали в кафе, Юля рассказала, что учится на психолога, снимает квартиру с подругой, скучает по родителям, но постепенно привыкает к самостоятельной жизни в мегаполисе.

Молодые люди стали встречаться - ходили в кино, клубы, бродили по Красному проспекту до утра. Через месяц знакомства Саша пригласил девушку на дачу к родителям, но родители остались дома, и знакомство не состоялось. Зато было красное вино, камин, приятная музыка, одним словом романтика. А еще была ночь, сплетение рук, слияние губ, безумный танец тел. Молодость, страсть, красота. «Я люблю!»- как вопрос, «Я люблю!» - как ответ. Родители все-таки познакомились с подругой сына, называли Юлю дочкой и порой шутили о свадьбе.

Юлька подошла с Саше, прижалась всем телом, обняла: «Хочешь чаю? Мне родители привезли - зеленый с запахом мандарина и бергамота, очень вкусный. Иди на кухню! Оля, поставь чайник!» Шурик послушно побрел на кухню: «Привет, Оль! Как делишки? Ты сегодня опять с Ринатом?» Оля поправила халат, закурила: «Да, Ринат приедет со всей свитой в клуб!» Шурик скривился: «Мажор!» Оля хотела съязвить, но потом передумала, зачем портить отношения. К тому же через неделю она с Ринатом уезжает в Египет, ее первая поездка за границу. Она же не виновата, что сын самого влиятельного человека в городе запал на нее.

Они ровесники, Ринат учится в академии управления, после окончания вуза скорей всего войдет в совет директоров одного из самых крупных предприятий города. Парень он неплохой, немного заносчивый, но, как говорится, положение обязывает.

Девчонки сумели объединить в одну компанию очень разных ребят. Шурик иногда отпускал едкие шуточки в адрес «золотой молодежи», но и Ринат не оставался в долгу. Да и ссоры были мелкими, быстро проходили. Шурик ездил на старенькой праворукой тойоте, ни капельки не стесняясь этого. Ринат чаще передвигался на такси по причине частого употребления алкоголя. Иногда молодые люди покуривали травку, так, ради интереса, отдавая дань моде. В целом все проходило мирно без конфликтов и заварушек. Вот и в этот вечер Шурик в сопровождении двух ослепительных красавиц подошел к клубу. Народу внутри было, как всегда много, накурено, музыка гремит.

Оленька еще издалека заметила Рината, болтающего с пышногрудой блондинкой. Пара выделялась из толпы: черноволосый красавец в белой рубашке и длинноногая девица в облегающем ультрасинем платье, которое едва прикрывало женские прелести. Молодые люди пили шампанское, смеялись и перекидывались фразами, пытаясь перекричать музыку.

Оля виляющей походкой подошла к Ринату, стала спиной к девушке, обвила шею любимого руками и промяукала в ухо: «Я соскучилась! Потанцуем?». Рината, как истинного мусульманина, такое поведение подруги слегка напрягло. «Вообще-то, я разговариваю, разве не видишь?» - прошипел он в ответ и слегка отстранился. Оля растерялась, искусственная улыбка прилипла к ее лицу, ничего не сказав, отошла к барной стойке: «Мартини со льдом, пожалуйста!».

Бармен наполнил бокал, кубики льда сверкнули на дне. Оля сделала глоток, потом еще, еще и еще… Сколько их в тот вечер было выпито, мог посчитать только бармен, выводя круглую сумму в счете. Когда нужная кондиция была достигнута, и танцпол стал слегка кружиться, Олю кто-то потянул за руку. Рядом стоял Шурик: «Ну, что, красавица, набралась? Эх ты! Пойдем на улицу! Проветришься». Он слегка обнял девушку за плечи и потянул к выходу.

На улице едкий холодный воздух ударил в лицо. Сознание стало приходить в норму. Оля поежилась, кутаясь в коротенький норковый полушубок - подарок мамы на восемнадцатилетие. «А Юльча где?» - заикаясь поинтересовалась девушка. «Ну, ты даешь, она же подходила к тебе, сказала, что мы уезжаем, что-то у нее там по-женски случилось, нужно было срочно домой. Ты ответила, что остаешься. Юлька дома уже десятый сон видит. А я вспомнил, что сотовый оставил Мишке, вот и вернулся, а тут такой цирк. Да, Олька, стыдно тебе завтра будет за свое поведение».

Оля опустила глаза, молчала. Вид у нее еще тот: черная шелковая кофточка застегнута на одну пуговицу, коротенькая юбочка почему-то стала еще короче и теперь напоминала широкий пояс, стрелка на чулке, волосы взлохмачены, тушь слегка размазалась, о помаде говорить не приходится - она просто сползла на щеку. Сашке было смешно и немного жалко девчонку, еле оторвал ее от стриптизного шеста. Многие ребята выразили недовольство, просили оставить будущую звезду стриптиза в покое и дать показать номер до конца.

«Ладно, звезда, садись в машину, домой отвезу!» - Сашка подтолкнул ее к машине. Оля неуклюже уселась на переднее сиденье: «Саш, а можно меня не домой, а к Иришке? Не хочу, чтобы Юля увидела меня в таком виде». Сашка аж задохнулся от такой наглости, переться через весь город на окраину, почти в область, ну Олька дает! Но с другой стороны она права. Две подруги абсолютно разные. Юля – белый ангел, слегка наивная, хрупкая, беззащитная, правильная, иногда даже чересчур, не курит, не пьет, при слове «ж…а» краснеет, как помидор, мягкая, нежная, короче неземная. Она Олю замучает своей заботой, а потом достанет нравоучениями, когда увидит ее в таком неприглядном виде.

Олька же совсем другая – яркая (чересчур яркая), роковая, любит дорогие машины, курит тонкие ментоловые сигареты, и пахнет от нее не так нежно, как от подруги, а как-то по-особенному. Саша никак не мог понять, на что же похож этот запах. Девчонки редко ссорились, были спокойные, любили друг друга и старались не огорчать по пустякам. Немного подумав и поворчав, Саша согласился ехать к черту на кулички. Оля пролепетала «спасибо» и уткнулась лбом в холодное боковое стекло машины.

Продолжение следует)

Ксения Жильцова


Коментарии

Александр Крайгород хоть я и не девушка, но мне жаль когда такая доверчивость к мужскому полу разрушает сознание...........милые дамы, вы всегда достойны лучшего, уважайте себя, мы же вас любим!!!!!!!

Добавить Ваш комментарий


Loading...

Вам будет интересно: